Петухи из говна

Порой бывает очень полезно на несколько дней выпасть из бесконечного инфопотока, абстрагироваться, а потом с ужасом взглянуть на то, что мы творим. Всего три дня молчания, как на меня со всех сторон полились чернуха и желтизна. Неужели всем этим оппозиционным пабликам нечего постить? Наша борьба отступает под натиском того же клипового и фрагментарного эфира, что был на телевидении.

Я прекрасно понимаю, почему топовыми новостями становятся, скажем, петух из говна, квартира с останками предыдущего жильца, разборки школиев с бейсбольными битами. Но это все не информация. Это хуже даже, чем белый шум, чем мемасики. Ленты соцсетей формируются по образу и подобию телеэфира. Мы воссоздаем этот формат здесь, но уже как ретрансляторы. Инфотейнмент.

Я возлагала огромные надежды на интернет, которые, к величайшей моей досаде, кажется, идут прахом. Из креативного пространства, где каждый был сам себе автором, кораблем, командой и капитаном, мы вновь заняли позицию пассивного потребителя. Не наблюдателя — а именно потребителя. Сеть привлекала меня возможностью перевоплощения: из обыденной задроченной обывательницы стать самопровозглашенным редактором самозванного СМИ, а то и краснознаменной героиней революции. В этом есть определенная доля игры, но это игра творческая, созидательная и развивающая.

Вот скажите, чем сегодня лента ВК или ФБ принципиально отличается от хаотичного щелканья телеканалов? Как вы не принимали никакого участия, сидя перед Первым или Россией-1, так и теперь, когда их место заняли паблики и лента, вы пассивно скроллите. Причем если телешоу или программа новостей требуют хотя бы минимального напряжения сценаристов, актеров и зрительского внимания, то сетевой формат, сведенный к мемасикам и блиц-постам, больше похож на просмотр рекламных роликов.

Что репостят? То, что прикольно, то, что модно, то, что повышает социальный статус владельца странички. Приятно репостнуть какую-нибудь легковесную туфту, чтобы облегчить социальную интеграцию. Или какую-нибудь шок-новость, как в Усть-Бобруйске местные чиновники заставили безногого инвалида ползти стометровку: такие новости помогают группе маргиналов-единомышленников еще крепче сплотиться перед ненавистным режимом. Или разместить на стене собрание файликов с Сартром, Бетховеном, Бахтиным, чтобы все знали, что хозяин странички не быдло. Хотите я буду сюда выкладывать фотографии своих книжных полок? А впрочем, полное собрание слишком сложно — лучше вообще цитаткой, чтобы не длиннее абзаца. Или картинкой с цитаткой — апофеоз меметичности.

Сеть давно стала публичным пространством. Каждый деятель, размещающий тут контент, понимает, что вещает на потенциально неограниченную аудиторию. Чтобы добиться популярности, важно добиться правильного соотношения развлекательной и информативной составляющей. И развлекательная составляющая берет верх, если не по сути, так по форме точно. Потому что ориентируются на безликую толпу. Фастфуд — еда толпы. Калорийно и вкусно.

Телевидение и соцсети следует воспринимать, как единый массив разрозненной и бессвязной информации. Эдакое одеяло, сшитое из всего подряд. Отдельные телепередачи, ведущие или даже целые телеканалы могут выдерживать единый формат, единый вектор. То же самое касается и некоторых последовательных блогеров, групп и пабликов. Но это не имеет никакого значения, поскольку они все равно перемешиваются с десятками, сотнями других поставщиков информации.

А ведь большинство из этих поставщиков разносят заразу. Их мозги отравлены коммерцией: они размещают посты для собственного рейтинга, рекламной привлекательности. Чтобы понравиться всем и каждому, надо быть максимально простыми и максимально эффектными, эмоционально заряженными. Десять баксов-то не лишние.

Лентач оппозиционен? Он просто щекочет нервные окончания обывателей, вечно чем-то недовольных. «Мурзилка» или «Такие дела»? Превратились в сборник чернухи со всей страны, из каждого региона немного наскребли. Только в одном эта повестка подается с цинизмом, а в другом, прости Господи, с состраданием. Политизированные паблики тоже следуют за новостным мейнстримом, тоже тяготеют к шок-контенту и желтизне, ну и разбавляют это дело догматами и апологетами своей секты. Нет, есть положительные примеры, скажем, «ОВД-Инфо» сжатый и информативный ресурс, не устраивающий из задержаний и избиений активистов шоу. Но где они, и где «Мурзилка»?

В идеале нужно жить исключительно благодаря своему контенту, авторским материалам. К сожалению, идеал недостижим, поскольку пишущих людей мало, да и сами пишущие люди не резиновые, особенно, когда им за это никто не платит (а если платит — то опять возвращаемся в начало карты, на сектор «коммерциализация эфира»). Но можно хотя бы поддерживать приличный уровень информирования. Вместо цитат известных людей вешать полные тексты или самодостаточные отрывки. Вместо примитивной фактуры давать аналитику. Вместо петухов из говна — реальные системные проблемы. Безусловно, такой подход вряд ли гарантирует вам аудиторию, сопоставимую с подписотой МДК.

Революции так не делаются. В основе всего — муторная теоретическая работа, осмысление себя, врага и методов и пределов борьбы. А не бездумные репосты всего плохого или всего хорошего. Петухи из говна возмущают и ожесточают только первые полгода, потом начинаешь относиться к ним с юмором, потом с равнодушием, а потом они и вовсе начинают мозолить глаза. Парад чернухи в какой-то момент утомляет своей бессмысленностью и беспощадностью, и зритель перегорает.

И да, уровнем интерактива я тоже недовольна. Мне представлялось, что в сети любой может зайти к любому и сказать что угодно. Свобода слова и равенство. А дошло до того, что админы превращаются в безликих продюсеров. Чаще всего я даже не знаю, кто скрывается за пультом управления. Если такой безликий админ снисходит до публики, то для того, чтобы от аккаунта группы впаять бан. Все такие ранимые, что без психологической прокладки в виде цензуры работать уже не могут. Диалог с верхушкой невозможен, вы можете только принимать (или не принимать) спускаемые сверху новости. И вновь чужие люди за вас формируют повестку дня. И опять бездарно.

Я старалась этого избежать. Если есть настроение, силы и свободное время, можно и чернушку закинуть, почему нет, но никогда я не допущу, чтобы сложилось впечатление, будто мы собрались тут чисто поржать. Мне нравится смешивать частное с общественным. Экзистенциальные метания (как все эти персональные и почти интимные дневнички, куда подростки с неустойчивой психикой записывали свои переживания — сейчас формат почти исчерпан) и осмысление действительности (как в культурологическом, так и в социально-политическом аспектах). Но что толку, если мои старания на выходе смешиваются с петухами из говна и превращаются в ядовитый винегрет? Я, как ролл с салатом в фастфудной забегаловке, вписана в ту же схему. Пока не знаю, как из нее вырваться, но способ я найду.

Я мечтала, что волна фольклорной журналистики разметает кремлеботов и редакции, в чьи интересы входят только бабло и выживаемость на рынке. Я верила, что сеть станет пространством для свободного обмена мнениями и информацией, библиотекой для исследователей, микрофоном для тех, кто лишен права голоса в реале. Но все катится к черту. И кто виноват? Не Роскомнадзор и не проклятые капиталисты. Мы сами принялись строить инфопространство и построили сетевое телевидение. За что ни возьмись — все равно диктатура и авторитаризм, да и те через жопу.

Вы остаетесь куклами с пуговицами вместо глаз.

Я до последнего не хотела это говорить, но… по-моему, мы просрали еще и интернет.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий