Порнография как инструмент протеста

Как-то быстро выяснилось, что исследований о протестном потенциале секса и порнографии не так уж и много. Большинство из них исходят из феминистской среды и быстро срываются на заезженную мантру о капиталистической и шовинистической эксплуатации тел моделей. Как говорится, не нравится — не снимайся.

Порнография существовала с незапамятных времен. Уже у похотливых римских императоров были свои БДСМ-клубы, расписанные эротическими фресками. Ну и всякие древневосточные руководства по этике, эстетике и комбинаторике секса. Что характерно, порнография изначально принадлежала, скорее, богачам и знатным родам, чем плебсу.

Однако с постепенным совершенствованием носителей информации, с укреплением буржуазии и ослаблением религиозной морали, порнография начала проникать в повседневность скучных мещан. Одним из итогов Французской революции стал поток порнографических открыточек, заводнивший лавочки в переулочках. Все для народа.

Однако на сегодняшний день порнография растеряла большую часть запретной ценности. Кто сейчас основной потребитель порнухи? Неудовлетворенный, фрустрированный и конформный серый мужичонка, либо же гиперсексуальный и мегалюбопытный подросток.

Господин Александр Бренер, по-разному пугавший представителей власти и интеллигентской тусовки, составил краткое руководство по нетривиальному протесту в условиях сегодняшнего капиталистического подавления. Там есть чем-то похожий вид протеста. По крайней мере, можно сопоставить:

«Показать жопу — это тоже, конечно, техника сопротивления, связанная с нарушением правил «политической корректности», с поруганием принятых социальных норм. Общество предписывает нам не только правила позитивного поведения, но и правила протеста, нормы негации. Каким должен быть протест по мнению «общества контроля»? Протест должен выражаться в традиционных формах — стачки, демонстрации, политической статьи, того или иного узаконенного критического дискурса. А если мы не хотим использовать эти неэффективные, надоевшие или уже исчерпанные формы критики? Если мы хотим делать что-либо иное, возмутительное, недозволенное, вызывающее? Общество говорит нам: нельзя. Вы нарушаете правила, вы действуете нецивилизованно, вы преступники, вы вандалы, вы террористы. Да подите вы, дорогое общество и его холуйские представители, на хер! Как раз «нецивилизованные» формы протеста во многих случаях оказываются самыми своевременными, самыми необходимыми и актуальными!

Речь, конечно, идет вовсе не о том, чтобы показывать властям жопу при любом удобном случае. Речь идет о том, чтобы поставить под сомнение заранее установленные общности техник сопротивления, общности, которые образуют монотонную, косную, неподвижную глыбу социального опыта».

Татьяна Баззичелли предлагает нам пользоваться термином «хакаактивизм». Хакеры не только ломают сайт Госдепа по велению кураторов из Кремля. Многие хакеры являются сторонниками анархистских идей. В частности им импонирует возможность самоорганизации сетевого пространства без репрессивного контроля со стороны властей. Эдакая коммуна анархо-синдикалистов. В их случае, хакерские атаки приобретают черты радикального политического акционизма.

Существует еще один термин: «анархитектура». Он означает превращение окружающего урбанистического пространства в поле для политической борьбы. Это то, что мы видели во время «Красного мая». Это то, что мы видели на Майдане в Киеве. Построение баррикад, горящие шины, граффити, битые стекла. Взломать сайт Правительства РФ и разместить на нем гей-порно в сетевом пространстве, это примерно то же самое, что в реальной жизни подойти к зданию Правительства и нарисовать на нем огромный хуй светоотражающей краской. Собственно, раньше арт-группа «Война» примерно этим и занималась.

Без понимания анархистской подоплеки и смеховой культуры нельзя полностью уловить суть такого протеста. Был случай, в Белоруссии, пару лет назад, когда обидевшийся на всех видеоинженер запустил в эфир музыкального канала 15 минут знатного порева. Тогда очень многие веселились, говорили, что это видео как нельзя лучше отражает состояние политической жизни в республике. Особо остроумные утверждали, что Лукашенко так выпрашивает кредит у Путина.

Еще пример. В 2010 году на рекламном видеоэкране на Садовом кольце несколько минут транслировался порнографический ролик. Отдельно отмечу, что водители, разинув рты, ударили по тормозам и спровоцировали еще одну пробку в моем многострадальном городе. Характерно, что сам хакер, когда его повязали, утверждал, что он «взламывал сайты из любопытства», а также «своими действиями рассчитывал просто позабавить людей». Это важный комментарий, его нужно запомнить.

И последнее, во времена расцвета Лурки и Двача, анонимусы регулярно набегали в группы и темы, оставляя там нарочито пошлые и агрессивные комментарии, а так же массово постили порнографические картиночки, во главе которых всегда был Черный Властелин. Особо удачливым удавалось взломать админку и назначить Черного Властелина царем и богом ресурса. Этот месседж можно прочитать вполне буквально: «Мы вас поимели».

Таким образом, давайте выделим три главных мотивационных фактора при использовании порнографии в ходе хакерских атак. Во-первых, это протест против власти, против чопорности общественной морали. Ничто так не будоражит офисных трудяг и поборников духовных скреп, как доза сексуальной энергии, обычно забитой в недра обывательского Ид. Во-вторых, это глупая, скабрезная шутка. Мы уже говорили об освобождающем потенциале юмора в политической сфере. Грубо говоря, в сексуальной сфере — все то же самое. Хакер хочет раскрепостить людей, которые случайно увидят его перфоманс. К тому же мы и без него нередко высказываемся о работе и чиновниках, используя метафоры из мира секса. И третье, это прямолинейная манифестация свершившегося торжества хакера над системой. Прямолинейная настолько, что сводится к наглядной демонстрации того, как хакер только что надругался над цензурой, над серыми личностями, и вот над тобой лично, человек, присосавшийся к бесплатному Wi-Fi в метро, чтобы обновить статус в бложике.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.