Олимпиада это война

Геннадий Гудков разразился недавно текстом о нашей Олимпиаде. Обычные оппозиционные заклинания и фрустрация по поводу позора, но есть довольно интересная мысль:

Всматриваясь в суровое лицо президента и просветленный лик патриарха, молящегося «за нашу победу», я не мог отделаться от ощущения, что российскую сборную, одетую в полу-военную странноватую форму, провожают не на праздник спорта, а … на войну со страшным врагом, где их ждёт либо победа, либо геройская смерть. Я даже подсознательно ожидал, что в после напутственных речей, молитвы и призывов сплотиться перед лицом общей угрозы(?!) непременно грянет: «Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!» 

Меня давно занимала эта мысль, причем в более глобальном плане. Олимпиада давным-давно является не тем, за что себя выдает. Мероприятие, которое по задумке его создателей должно было объединить людей, заменить войны между нациями спортивными состязаниями, в реальности способствует еще большему разъединению. Команды, разделённые по принадлежности тому или иному государству, сражаются друг с другом не на жизнь, а на смерть, подобно гладиаторам, на потеху толпе. Это война. Каждая команда выступает под национальным флагом. И это имитация войн, что ведут те или иные правительства. Поединки между странами, которые имеют реальные политические претензии друг к другу, становятся продолжением политических и военных баталий. Спортивная война наряду с традиционной и информационной является вполне полноценным конфликтом между государствами и группами финансового капитала.

Даже если в бою сходятся спортсмены, чьи государства сейчас в мире, этостановится вопросом статуса. Статуса в курятнике или на зоне. Кто должен победить: могучая ядерная Россия или бедная Кения? Кто блатной, а кто фраер? Мы болеем не за достижения, не за мир во всем мире. Мы болеем за наших. Спортивное состязание это повод подтвердить наши отличия от других, блеснуть формой, помахать флагом. А в случае победы сказать: «Как мы опустили этих пиндосов/макаронников/лягушатников/чухонцев». Нужное значение подставьте сами.

Раз это война, то тут все средства хороши. В футбольной кричалке о количестве забитых голов говорится так: «Сколько? Много! Как? Неважно!». Так же и со всем остальным. Главное не участие, а победа. Ради командного зачета по медалям министерства спорта и иные организации, которые стоят за сборными, готовы на всё. Допинг это как коррупция в государстве. Официальное зло, которое все клеймят и разоблачают, но на деле всерьез не борются. Не потому что, все продажны, а потому что это обратная сторона явления неотделимая от всего остального. Поставим под сомнение коррупцию, поставим под сомнение современное государство и современную экономику. Поставим под сомнение допинг, поставим под сомнение саму идею профессионального спорта.

Но во всяком гешефте нужно знать меру. Тех, кто нарушает баланс, жестко карают. Так ради наказания беспредельщика или поимки маньяка объединяются, и полиция, и организованная преступность. Так некогда весь мир объединился против Гитлера, чтобы наказать его любой ценой. И заодно сделать козлом отпущения за всё. Меж тем фашисты были отвратительным кривым зеркалом остального мира. Они были квинтэссенцией ненормальности и безумия всего мира в середине прошлого века. Благодаря их отвратительным преступлениям, все прочие как бы почувствовали свою нормальность. «Мы то не такие, мы газовых камер не строили. Мы людей убиваем более по-человечески». Тоже самое и с олимпийским процессом над Россией. То, что сделано нашими чиновниками от спорта тотальное нарушение правил, возведенное в абсолют, а значит доведенное до абсурда. Но это кривое зеркало того, что происходит во всем мире, во всем профессиональном спорте. Процесс, инициированный МОК и WADA это Нюрнбергский процесс над Россией. С одной стороны вполне заслуженный, с другой фальшивый , лицемерный и ханжеский. Не случайно, Юлию Степанову, которая была основным информатором WADA, тоже не пустили на Олимпиаду. Нужно показать всем, что подобные действия однократны и ритуальны. Реально никто не заинтересован в том, чтобы завтра появился такой же перебежчик из США, Англии или иной страны.

Что делать в этой ситуации? Не вестись на эту истерику, как со стороны российских властей, так и с противоположной. Нужно понять, что профессиональный спорт не нужен вообще. Это соревнование не между спортсменами, а между химиками. Это бизнес, к которому мы не имеем никакого отношения. Это зрелище, призванное компенсировать недостаток хлеба и самоуважения. Это война. И это не наша война.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.