Третьей Мировой не будет

Я хорошо помню далекие времена, когда новая мировая война считалась невозможной. Рассуждения и фантазии на эту тему были уделом писателей-фантастов и разного рода маргиналов. Давно это было. Лет 10 назад. По нашим беспамятным временам целая вечность. Я уже тогда был таким маргиналом и полагал, что новая мировая война неизбежна. И чем дальше раскручивалась спираль истории, тем больше убеждался в своей правоте. Но сейчас, когда об этом задумались и заговорили все, даже самые конченые аполиты, я уже не в этом не уверен. Есть подозрение, что все пойдет по несколько иному сценарию.

Но, обо все по порядку. Ещё в начале прошлого года я писал примерно так, приводя доводы в пользу будущего глобального конфликта: «В условиях упадка гегемонии нынешнего центра, капиталисты полупериферии надеются отхватить свой кусок мирового рынка, стать частью нового центра. Такая ситуация уже имела место в начале XX века и привела к двум мировым войнам. Наш мир вновь вступил на эту скользкую от крови тропинку. Капиталисты стран центра и стран «претендентов» из полупериферии готовятся к масштабному переделу рынков, масштабной империалистической войне». Попробую перевести это с моего тогдашнего языка на нормальный человеческий. Начну издалека. В своих предположениях я отталкивался от теории мир-системы, разработанную Иманнуилом Валлерстайном. Суть этой теории примерно такова: каждая цивилизация не является чем-то замкнутым. Она активно взаимодействует с различными сообществами вокруг себя, как в форме торговли, так и войны, как в форме экспансии, так и обмена. Вместе они образуют систему взаимодействия. Зачастую бывает так, что какое-то государство оказывается более сильным, более развитым по отношению к другим участникам взаимодействия. Тогда оно становится ядром этой системы, её центром. Остальные участники могут быть или полупериферией (то есть младшими партнерами и претендентами на то, чтобы стать новым центром), или периферией, гораздо более отсталой, подвергающейся эксплуатации со стороны центра и его младших партнеров. Более того, поскольку такая отсталость выгодна тем, кто в центре, они сознательно поддерживают её всеми способами. Иначе говоря, мы видим классовые отношения, перенесенные с классов на государства.

Таких исторических систем было множество. Античный мир: Римская империя в центре и варвары на её периферии. Юго-восточная Азия: Китайская империя в центре, степняки, Тибет и индо-китайские государства на периферии. И так далее. Любое более-менее развитое государство создавало подобную систему. Бывает, что центр со временем смещается. Как например, после падения Западного Рима, центр сместился во Францию и Германию в Средние века, или в Золотой Орде он сместился от собственно Золотой Орды к её наследникам – Крымскому и Казанскому ханствам, а затем и вовсе к Московской Руси. Но все эти системы были отдельными, хоть и взаимодействовали друг с другом, попадали в сферу влияния соседних систем.

С XVI века все начало меняться. Европа, получив гигантское преимущество после колонизации Америки, стала превращаться в мирового гегемона. В самой же Европе за гегемонию боролись разные страны, во главе становилась то Голландия, то Англия, вызов которой бросала Франция. К XIX веку эта система стала мировой или мир-системой. Её центром стали страны Западной Европы (Англия и Франция), её полупериферией остальные страны Европы, Российская империя. Периферией весь остальной мир. Но подобные системы устойчивы, пока у центра и полупериферии есть задел для экспансии. Мы все прекрасно помним, как во второй половине XIX века все лихорадочно кинулись колонизировать все, что только можно. Россия и Англия наперегонки захватывали Среднюю Азию, в Африке и тихоокеанских островах свежеобъединенные Германия и Италия торопились ухватить свой кусок пирога, США дойдя до Тихого океана, начали отнимать у Испании её последние колонии и превращать Латинскую Америку в свой задний двор. И вот однажды все фронтиры закончились. Мир оказался окончательно поделен. Последним жирным пирогом был Китай, который был торжественно поделен в начале XX века при участии почти всех основных игроков: Англии, Франции, Германии, России и молодой амбициозной Японии.

Но что происходит, когда экспансия дальше становится невозможна? Или открытие ещё одного Нового Света, который можно колонизировать или передел того, что уже есть. Это и привело к множеству мелких конфликтов, которые в один момент переросли в глобальную войну между странами центра и полупериферии. Более молодые и дерзкие Германия, Италия, Япония стремились перераспределить периферию в свою пользу, самим стать частью центра. Старые гегемоны старались удержать то, что имели. Понятно, что, как и в любой революции или войне стороны строго не определены, те или иные участники в зависимости от ситуации могли переходить в лагерь противника. Но суть от этого не менялась. Мировые войны закончились новым раскладом сил. Центр сместился в сторону США, главным полупериферийными соперниками стали СССР и чуть позже Китай. Освобождение старых колоний в Африке и Азии привело к новой войне за их передел. Но к мировой войне это в этот раз не привело, слишком велик был риск уничтожить планету. Тогда уж точно нечего было бы делить. К тому же к этому времени СССР начал отставать экономически, и в 70-е уже при всем желании не потянул бы масштабную военную кампанию. Потому, примерно в это время началось встраивание в мир-систему за счет торговли нефтью, признание себя младшим партнером.

И вот настали наши времена. СССР больше нет, его распад дал мощный импульс старому центру для дележа добычи. Казалось бы, эта система простоит ещё долго, нескоро в ней что-то изменится. Но тут на первый план вышел полупериферийный Китай, удивительно похожий на Германию начала XX века. Та же бешеная индустриализация, то же забрасывание всего мира дешевыми товарами, те же амбиции, хоть и вслух не высказываемые. Казалось бы, складывается ровно та же ситуация, что в 1914 году. Но есть ряд важных нюансов. Мы помним, что любая система рано или поздно приходила в упадок. Происходило не просто смещение центра тяжести, она просто разваливалась, не в состоянии существовать в новых условиях. Сколько империй так кануло в Лету. Мировая система с Западом во главе до XX века шла по восходящей. Прошлый век был веком тяжелейшего кризиса. И теперь, очевидно, она приходит к упадку. И никто из претендентов новым гегемоном стать не может. Ни Китай, ни Япония, ни Индия, ни уже тем более Турция или Россия. Все недостаточно сильны, чтобы стать таким лидером в одиночку и недостаточно мотивированы, чтобы объединиться. А это значит, что мир-система обречена развалиться на множество локальных систем. Глобализация плавно переходит в регионализацию. Но если так, то ни о какой мировой войне не может быть и речи. Да, будет множество локальных войн за передел сфер влияния. Но мирового глобального конфликта, всеобщей свалки уже не произойдет.

Собственно, эта эпоха передела уже началась. Войны в Ливии, Йемене, Сирии, Ираке, недавняя война в Донбассе это признаки новых времен. Эти времена, в самом деле, не менее страшны, чем мировые войны. Людей погибнет не меньше. Только, кому это интересно, если не коснется стран центра? Ведь история пишется именно там. А всякие вещи типа Первой и Второй Конголезской войны, геноцида в Руанде просто страшилки из другого мира. Но судя по последним событиям в Европе, в этот раз не избежать им участи участия. Даже локальный конфликт на Ближнем Востоке и Африке способен поджечь ту или иную бывшую метрополию. Война не будет мировым противостоянием блоков, но это не означает, что все происходящее будет менее кроваво и менее глобально. Потому, те, кто панически ищет противоядерный бункер, могут расслабиться. Достаточно обычного бомбоубежища. Многие из нас погибнут не от атомного взрыва, а от обычного. Или выстрела. Или обвала дома после попадания туда какой-нибудь «Точки-У». Надеюсь, вам от этого стало легче.

В любом случае, если мы умрем не от этого, то нас доконают преступники и клептократы, время которых подходит к концу. Потому, как там пелось в песне Городницкого:

Повсюду запах гари,

Покинуты дома.

Король наш старый Гарри

Совсем сошел с ума.

Не даст тебе Создатель

Дожить до старых лет, —

Бросай соху, приятель,

Берись за арбалет!

Стрела летит, как птица,

Повсюду лязг и стон…

Не дай вам Бог родиться

При Генрихе Шестом!

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.