Facebook: зависть и конформизм

«В соцсети ты не человек, ты — страница». Так звучит первое правило создания аккаунта на любом ресурсе. Существуют разрозненные, но довольно красноречивые исследования, посвященные негативному воздействию соцсетей на психику пользователей. Чемпионом как по количеству пользователей, так и по влиянию на них безоговорочно является Facebook. Я давно считаю его рассадником нарциссической зависти и социального конформизма. И вот почему.

Господа, даже в Sims 3, насквозь потребительской и модной игрушке, умение работать в социальных сетях считалось отдельным навыком, прокачать который был способен любой неудачник, не вложивший ни очка в другие таланты, вроде писательства, красноречия, готовки или физкультуры. Сим мог выкладывать графоманские посты с прикрепом в виде ужасно нарисованных единорогов и приобретать все больше подписчиков. Если в чужом профиле все ладно и красиво смотрится, разбавлено хорошими рассуждениями, красивыми фотками, это означает только одно — человек хорошо поработал над своей страничкой. Он это умеет.

Люди в большинстве своем ведутся на виртуальную иллюзию и воспринимают страничку, как реального человека. И лишь немногие медиапрофессионалы воспринимают, как страничку, самих себя. Обычно мы склонны вживаться в свои посты, переносить в виртуальность реальный мир, настоящие эмоции и отношения.

Зависть, основная проблема FB, зиждется на двух психологических китах. Во-первых, любые неприятности и горести бьют сильнее, если вам кажется, что они касаются только вас. Необходимо иметь возможность разделить боль с товарищами по несчастью. А в соцсетях не любят демонстрировать невзгоды. Во-вторых, мы склонны переоценивать уровень счастья других людей. И чем ближе мы находимся к состоянию депрессии, тем больше нам кажется, что у окружающих нет никаких проблем.

В свеженьком исследовании Кельнского университета показано, как воспринимают странички в соцсетях счастливые и несчастные люди. Для этого респондентам требовалось сперва оценить профиль (привлекательный\непривлекательный), а потом оценить уровень счастья данного пользователя, сравнить со своим собственным и оценить степень зависти к этому человеку. Депрессивные и удовлетворенные респонденты в целом одинаково оценивали привлекательность профилей и уровень счастья пользователей за ними. Различия начались, когда участники исследования стали сравнивать их с собой. Необходимо было выбрать значение от -4 (гораздо несчастнее меня) до 4 (гораздо счастливее меня) Оказалось, что довольные пользователи считают, что пользователи, которые им понравились, немного счастливее (в среднем 0.46), а несимпатичные — несчастнее (в среднем -1.00). Депрессивные и тревожные респонденты значительно переоценивали уровень счастья понравившихся пользователей (2.40) и даже непривлекательных людей считали более успешными (0.88). Уровень зависти (от 0 до 6, и учитывайте, что это социально неприемлемое чувство, так что респонденты будут занижать показатели) у довольных людей составил 0.71 к привлекательным профилям и 0.27 к непривлекательным, у несчастных 1.91 и 0.64 соответственно. Впрочем, похожее исследование Станфордского университета указывает на то, что люди вдобавок недооценивают уровень несчастья других.

Среди основных факторов, стимулирующих зависть, были названы чужие путешествия, тусовки, успехи в любви и на работе. Видимо, самый ультимативный пост должен быть примерно таким: «Я с моей любовью пропиваю квартальную премию в Барселоне». Также травмируют сообщения о покупках, особенно крупных, типа машины или недвижимости. Чем меньше человек выкладывает в сеть, тем несчастнее он чувствует себя после просмотра чужих профилей. Так что тихони и интроверты страдают сильнее.

Характерно, что если человек узнает эти новости в реальности, то они не вызывают такой вспышки зависти. Тут обязательно надо учитывать, что мы сознательно или бессознательно понимаем: пользователь сети вещает на широкую и потенциально неограниченную аудиторию. Если друг скажет нам, что съездил в Нью Йорк за столиком в баре — это одно. А если это сообщение одновременно транслируется для сотен людей, включая и вас, то это совсем другое отношение. То есть зависть вызывает не только сам факт путешествия, но и то, что это удалось сделать достоянием общественности. Нас добивает публичность и закрепленность события на виртуальной стене. Пользователи с большим количеством друзей и подписчиков вызывают больше зависти.

Люди после тридцати особенно завидуют чужому семейному счастью. Женщины завидуют красоте и привлекательности, мужчины обращают внимание на успехи и достижения. Зависть к ровесникам значительно сильнее, чем к тем, кто постарше или помладше (благо там очень легко прикрыться рационализацией).

Есть еще один аспект, который делает вас несчастными. Это, безделье и бесплодный серфинг. Или, как любят говорить офисные работники, прокрастинация. Согласитесь, даже звучит солиднее. И вроде как не хуи пинаешь, а прокрастинируешь. Что-то от гедонизма и эпикурейства есть. Так вот, многие заходят в ленту и залипают там на пару часов. Смотрят на чужие жизни и тратят время на смешные видео и мотивирующие советы. А потом вдруг оказывается, что уже полночь, ни хрена не сделано, но при этом за день мы устали очень, скажем всем: «Спокойной ночи!»

Разумеется, не соцсеть виновата, а только ваши лень, страх перед приложением усилий и неправильно организованный график. Не было бы соцсетей, вы бы провисали где-то еще, хоть на «Правмире», читая статьи о грехе праздности. Одну за другой. Другое дело, что FB пожирает много времени потому, что он удобен и приятен. Он для того и разрабатывался, чтобы стать автономным эскапистским мирком. При этом у пользователей возникает постоянная фрустрация, так как они бездарно теряют время, а их френды в массе своей фонтанируют текстами и событиями. И тогда пользователь мчится в соцсеть, чтобы выложить хоть какие-то результаты, сразу как они появятся (я сделяль!), чтобы скомпенсировать разрыв между собой и остальными.

Господин Тим Урбан, американский блогер, как-то раз очень плотно занялся проблематикой зависти на Facebook. И мне его размышления нравятся. Он выделил пять главных мотивирующих факторов. Разумеется, нами всегда управляет смесь чувств и мотивов, но в чистом виде они бы выглядели вот так.

1) Формирование имиджа — стремление казаться лучше для определенной категории пользователей и зрителей. Особенно актуально для различных медийных специалистов и индивидуальных предпринимателей, которые выкаблучиваются перед потенциальным работодателем. В этом плане иметь в друзьях пиарщика, журналиста, дизайнера или горе-творческую личность очень тяжело.

2) Нарциссизм — в этом случае человек тяжело болен и считает, что окружающим действительно интересны все подробности его жизни. Он видит аудиторию через стекла розовых очков, и она представляется ему огромной толпой, которая жаждет любить и боготворить. И каждую сорванную потную футболку ловит, как на рок-концерте.

3) Привлечение внимания — неуверенность. Человек нуждается в поддержке, одобрении, хочет рассказать о чем-то грандиозном, но страдает из–за нехватки социальных навыков. Сюда же мы отнесем жеманное кокетство, флирт и таинственность на пустом месте — истеричные проявления характера.

4) Вызвать зависть — в данном случае пользователь сознательно хочет кому-то досадить. Одна девчушка хочет уесть другую тем, что у нее появился парень. Мальчик хочет уделать своих бывших одноклассников, показав, что у него теперь есть купленная в кредит иномарка. Наконец-то напечатавшийся в толстом и пыльном литжурнале графоман выложит обложку, каждый разворот со своим текстом и еще толкнет речь, как на вручении «Оскара», благодаря маму, папу, школьную учительницу русского языка, издателей, редакторов и своих ущербных коллег по перу.

5) Одиночество — ну, тут мы просто хотим поплакаться и получить жалость и сочувствие. Сравнительно редкое явление на FB, так как общий мейнстрим все–таки не поощряет публично смаковать свои проблемы и искать поддержку. С другой стороны, это и раздражает не так сильно. Даже, по секрету, иногда радует.

Отдельной строкой господин Урбан жалуется на отсутствие кнопки dislike. Чтобы можно было показать средний палец вместо большого. Кстати, давайте перейдем к следующей проблеме — к конформизму. Тут как раз узкое место, где можно перебросить мостик.

Если верить организации Pew Research Center, 44% пользователей FB ежедневно лайкают друзей. Обращу ваше внимание на удручающий опыт Элан Морган, которая в порядке эксперимента решила две недели никого не лайкать: «Я испытывала ужасные муки совести, когда не ставила лайк своим друзьям, это выглядело так, как будто я совершенно не согласна с написанным и даже не хочу объяснять почему».

Видите, насколько все серьезно? Не лайкнуть знакомого в соцсети это примерно, как в фашистской Германии не зигануть в ответ. Обратимся к Бруно Беттельгейму, он очень хорошо описал, как соблюдение мелких условностей постепенно приводит к тотальному конформизму и принятию правил игры.

«Нацистское приветствие ввели именно для того, чтобы, сталкиваясь друг с другом в местах публичных и частных встреч: в ресторанах, вагонах железной дороги, конторах, на заводах или просто на улицах без труда опознавать тех, кто все еще цепляется за устаревшие «демократические» формы приветствия друзей. Для приверженцев Гитлера ежедневно и многократно повторяемое приветствие служило выражением уверенности в себе, свидетельством господства. Всякий раз, как законопослушный субьект его повторял, его «я» укреплялось. Для противников режима совсем наоборот. Встречая кого-то в публичном месте, нонконформист всякий раз переживал состояние, разрушавшее его «я» и ослаблявшее целостность личности. Если бы приветствию сопротивлялось лишь его сверх-Я, ему было бы легче, но приветствие раскалывало надвое именно его «я», задача которого, согласно психоаналитической теории, обеспечивать внутреннее и внешнее благополучие индивида, и прежде всего его выживание, служа посредником между внешним и внутренним миром и приводя их в соответствие друг другу.

Оставалось одно: убедить себя, что приветствие как бы не в счет, поскольку по нормам окружающей реальности приходится на него отзываться, если не хочешь попасть в гестапо. Целостность личности определяется соответствием ее поступков убеждениям. Поэтому сохранить целостность, отдавая приветствие, можно было только перестав считать подобное приветствие недопустимым.

А это еще больше закабаляло, поскольку приветствовать надо было по многу раз в день, и не только официальных лиц скажем, учителя, полицейского, почтальона, но и ближайших друзей. Даже зная, что друг с тобой заодно, а полагаться на друзей можно было далеко не всегда, приходилось учитывать других. Стоило ли осложнять положение случайно встреченного человека, отступая от нормы? Поскольку обо всех отклонениях в приветствии требовалось неукоснительно сообщать властям, нарушитель ставил под удар не только себя, но и другого. Так противника нацизма вынуждали или становиться мучеником, испытывая тем самым смелость и убежденность других, или терять уважение к себе».

Это виртуальное сопереживание, псевдоэмпатия. Мы обязуемся соблюдать реципрокный обмен лайками, поскольку таково сложившееся и социально приемлемое поведение. Человек, который получает плюсики, но не возвращает их в ответ, кажется мошенником и негодяем. В то же время соцсеть не позволяет закрыться от этой насильно навязанной симпатии. В настройках приватности можно заблокировать что угодно, кроме возможности получать чужие лайки. А ведь это зига-приветствие является первоосновой неестественных отношений. Никто не застрахован от лайка на аву — от плевков хотя бы можно утереться, и они ни к чему не обязывают.

Однако это только начало. Как мы уже сказали, в FB есть определенные табуированные области. Нельзя выйти на сцену, встать в свете софитов перед переполненным залом и начать дрочить. А в соцсети нельзя показывать фак пассажирам в салоне самолета, если вы стюардесса. Нельзя поддерживать Майдан, если вы живете в России и работаете редактором ComputerBild. Нельзя, в конце концов, называть шефа лысым гандоном, даже если он таковым является. Пиарщики, несмотря на обилие вызывающих зависть постов, должны быть одновременно с тем потрясающе блеклыми и лишенными радикализма людьми. Любое резкое высказывание, способное кого-то обидеть и оскорбить чьи-то чувства отфильтровывается самоцензурой. В итоге, он не может выразить все, что думает о Путине, абортах, РПЦ, Крыме, положении дел в индустрии и о конкретных персоналиях.

Таким образом, мы столкнулись уже со вторым аспектом конформизма — с давлением самоцензуры. Причем в FB она одновременно статусная (я не чмо) и идеологическая (я такой же, как моя референтная группа). О какой свободе самовыражения может идти речь, когда неписанных кодексов поведения столько же, сколько в чопорной Викторианской Англии? Дети и подростки не приживаются в FB потому, что они не могут включиться в эту постоянно состязающуюся среду. А если они все–таки могут на равных конкурировать с юнцами-стартаперами (не путать со стариками-старперами, которые приперлись с «Одноклассников» и «Стихов.ру»), то это будущие профессиональные нарциссы и невротики.

Заметьте, что чем сильнее человек ввинчивается в соцсети, тем более зашоренным он становится. Это характерно для любых квазисектантских сообществ, но технологии в последние годы активно способствуют замыканию сообществ в цисту. Вы же знаете, как формируется френдлента в FB? Вам будут показывать в первую очередь те же рожи, на страничку к которым вы регулярно заходите и что-то там лайкаете. После этого избавиться от постоянно всплывающих новостей от этого человека невозможно, даже если у вас есть еще 700 грустных, неокученных друзей, чьи записи вы так ни разу и не увидели. Таким образом, соцсеть закольцовывается и, формально следуя вашим интересам, запирает вас в них, мешая развиваться и отгораживая от иных точек зрения.

Так происходит в любых сообществах и соцсетях. Везде есть определенный дресс-код. Когда я сидела на diaries, там, наоборот, следовало гундосить и жаловаться на жизнь. На Beon от меня ничего не требовалось, кроме нескольких сотен пройденных тестов в духе «какой ты единорог сегодня». На графоманских ресурсах роль лайков выполняют рецки. Такая двустрочная отписка в духе «Браво! Как глубоко! Мне понравилось! Пиши еще!», подразумевающая ответные похвалы. В ВК, как мне кажется, важнее быть прикольным и интересным, именно в сетевом пространстве и смысле.

Где же быть свободным? Да где угодно! Если вы боитесь ощутимых последствий в реальной жизни — пользуйтесь псевдонимами и анонимизаторами. Сомневаюсь, что кругом одни экстремисты, но пользователи, как минимум, вправе выбирать форму самовыражения и темы. Заигрывать с аудиторией или хамить. Без стеснения, без оглядки на чужое мнение. Опять же, на большинстве ресурсов нет дислайков, и хрен вы меня заминусуете.

А равнодушными не останетесь, я же знаю.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.