Виджиланте

О, я смотрю, что в сети расплодилось очень много поборников нравственности и анонимных виджиланте. Особенно подозрительно данная тенденция смотрится на фоне растущей милитаризации нашего общества, зашкаливающего градуса ненависти и нетерпимости, когда люди готовы сорваться в драку по малейшему поводу. Самое время поговорить о феномене травли, благо, что я побывала по обе ее стороны и являюсь признанным экспертом в данной теме.

Давайте для начала я расскажу, кто такие виджиланте (вигиланты). Если в двух словах, то это смесь народной дружины и линчевателей, устраивающих самосуд. Чаще всего они появлялись в обществах фронтира, там, куда еще не дотянулась рука государства, либо в период революционного раздрая. Половина вестернов посвящена таким героям. Если какой-нибудь бандит доводил население до отчаяния, то несколько ковбоев могли скооперироваться и вздернуть негодяя. Точно так же во многих странах виджиланте до сих пор убивают торговцев наркотиками, которых крышует полиция.

На первый взгляд, рунет является горизонтальной и децентрализованной структурой. Разумеется, все это не так. Государство начало проникать в сеть сперва в лице официальных СМИ, а потом стало пролазить само, таща за собой кучу запретительных законов. Сейчас следует говорить не о начале стерилизации интернета, а об окончании этого процесса. Законы Яровой лишь закрепили уже сложившуюся практику цензуры и блокировок. Наши власти вот-вот LinkedIn закроют за то, что те не пожелали делиться персональными данными.

И остался, якобы, один уголок свободы — двач и борды, где сидят анонимусы, придерживающиеся циничного и мизантропичного образа жизни тру-битардов. Будто бы там, ну еще и в дебрях даркнета, глумятся над целлулоидными ценностями нашего лицемерного мирка. Однако практика показывает, что двачеры и анонимусы стали цепными псами консерватизма, охранителями скреп и сберегателями морально-нравственных устоев.

Прежде, чем перейти к примерам из отечественной практики, давайте обратимся к западному опыту. Первый случай: Джустин Сакко из США перед полетом в ЮАР твиттернула: «Лечу в Африку. Надеюсь не заразиться там СПИДом. Это шутка. Я-то ведь белая». В общем, была пиар-директором InterActive Corp, а стала безработной и всеми презираемой парией. 13-летняя Хоуп Витселл отправила знакомому обнаженные фотографии, тот выложил их в открытый доступ, и девчонку затравили как шлюху. До самоубийства довели, кстати говоря. А Фёбэ Принц (15 лет) даже пыталась остановить подобную травлю, в которой сперва сама поучаствовала, но в результате присоединилась к жертве. Повесилась в итоге, какие все нежные. А оскорбления продолжали сыпаться уже на страничку созданную, чтобы почтить ее память.

Давайте разделим буллинг на две разных категории. Предположим, что есть травля по идеологическим и социальным мотивам, а есть из-за личной неприязни. В нашей стране я все чаще всего сталкиваюсь с ситуацией, когда люди становятся жертвами из-за неправильного взгляда на общепринятые скрепы.

Самый свежий пример — маразм вокруг Моторолы, который в лифт вошел целым, а приехал уже по кусочкам. И началась истерия, как будто самого Путина хороним. Только что флаги не приспускали. Шеф-повар петербургского гастропаба C1tizen Григорий Пашукевич накалякал о произошедшем пошлый пасквиль и, подобно расистке Сакко, через пару дней лишился работы. А потом и сам ресторан закрылся. Все это на фоне многочисленных угроз, натурально гарантировавших физическую расправу.

Специальный корреспондент «Комсомольской правды» (обожаю эту фашистскую газетенку) Дмитрий Стешин отыскал в ленте сообщений оскорбительный стишок о Мотороле, выложенный неким студентом. И Стешин, неистовый патриот, поспешил «подать сигнал» и написал следующую маляву: «А вот еще один безмозглый юноша оставил комментарий. Зовут Сергей Калинин, учился-учится в ВГУ, факультет гео и экологии.Скрины у декана». А потом еще по радио добавил: «Нам такие люди с высшим образованием в стране не нужны. Его должны отчислить. Человек должен отвечать за свои слова. Если бы он себе позволил грязную шутку по поводу убитого гражданина России и его жены, которая осталась с двумя детьми на руках, то, разумеется, гражданское общество должно с него спросить».

Мне доводилось работать в СМИ, и я просто охренела от такого издевательства над журналистской этикой. Это, примерно, как если бы наши военные корреспонденты на Украине помогали корректировать огонь артиллерии (или было такое?), только в данном случае журналист выступил в роли наводчика гнева народного. «Вот он, попиратель скреп, фас его!» — как бы говорит нам попутавший азы журналистики Стешин. Кстати, он же помогал ополченам вылавливать западных журналистов, фиксировавших нарушения в ходе майского референдума о самоопределении в непризнанных республиках. Потом он так прокомментировал: «Если вам интересно, не возникли бы у меня потом угрызения совести, если бы этому журналисту был причинен какой-то вред, то абсолютно никаких угрызений и сожалений у меня бы не возникло.»

А как классно вел расследование журналист «Ленты» Владимир Тодоров во время расследования деятельности «групп смерти» в ВК? Угрожал, шантажировал, грозил сдать материалы полиции. Это нечто. Причем действовал на правах журналиста с биркой «Пресса» на груди.

А ведь это и есть экстремизм. Призывы к расправе над кем-либо, сделанные человеком с широким медиапокрытием. Работники СМИ обязаны быть нейтральными.

Если уж у нас журналисты сами радостно запускают травлю (понимая, что лишают людей работы, образования, а то и жизни), то что говорить о простом народонаселении, не отягченном никакими этическими кодексами?

Недавно поднялся хайп вокруг хабаровских живодерок. Прицепились к ним, хотя если собрать все данные об издевательствах над животными по стране, то тошно станет, будто мы растим исключительно малолетних садистов, которые вырастают и становятся корреспондентами «КП». Двачеры, стоявшие за разоблачением, сделали хорошее дело. Нашли, сдеанонили, распространили — снимаю шляпу. Но откуда набежала такая толпень виджиланте, которые ни хрена полезного не сделали, но хотят поучаствовать в пинании ногами уже найденных и пойманных живодерок? Типа без этого наказание не будет полным?

Допустим, что здесь живодерок никто (включая меня) защищать не станет. Возьмем тогда другой случай. Сразу после эпик вина с Хабаровском анонимы на волне успеха взялись за Светлану Тополь, питерскую учительницу в гимназии. Оказалось, что раньше она снималась в порно. И пошло-поехало: письма директору, письма мужу, кочующие по соцсетям видео и фото. По последним данным ее уже уволили. Ма-лад-цы, ребята! Куда теперь Тополь пойти после ваших откровений? Правильно, обратно в порно и проституцию. Я не исключаю, что «расследование» могли вкинуть бывшие работодатели, чтобы отмстить девушке, вернувшейся к нормальной жизни. Анонимусы на службе у сутенеров, как вам? Конечно, все могло быть не так, но ведь все могло быть как раз ТАК.

У травли есть два железных правила. Первое, кто-то должен пометить цель, сделать травлю легальной. Никогда толпа троллей-виджиланте не рискнет напасть на не санкционированную цель. Почему так весело пошла травля живодерок? Потому что нельзя убивать и мучить котеек. Общественное мнение, законы, СМИ, обыватели — все однозначно на их стороне. Когда такие люди заносят руку с камнем, они обязательно оглядываются на других. И если найдут там хотя бы полунамек на одобрение, то они этот камень метнут. Кто отвратительнее, живодерки в реале или живодеры в сети, вкладывающие в свои крики столько же ненависти и самодовольства от безнаказанности?

Активисты «Другой России» закидывают посольства США и Украины файерами, потому что у нас одобряется проявление ксенофобии по малейшему поводу. Ну, посольства — это все-таки высокий уровень, но вот всякие ряженые, которые заявляются на выставки, крушат и поливают краской экспонаты, максимум получат нагоняй за хулиганство. И то, журить их будут по-отечески, мол, чего попался, почему остальные картины не успел испортить? И в сети у них всегда найдется масса сторонников, которые будут поддакивать, что так и надо.

Второе правило: травлю осуществляет безликая масса. Всегда есть несколько зачинщиков или организаторов. Иногда их мотивы могут быть даже вполне благородными — донести до общества информацию о чьих-то преступлениях. Но вот приходит галдящая толпа и начинает прижигать уже обнаруженную и связанную жертву факелами. Жертва не может ответить. Чаще всего потому, что еще вчера жертва сама была обывателем и теперь в шоке от того, что ее выкинули из социума и подвергают гонениям. Нет бы оскалиться и начать огрызаться, особенно по сети.

А теперь давайте я объясню, почему я считаю, что анонимусы стали обслуживать режим. У нас полный парламент проституток — нет, они отыскали одну в гимназии и напали на нее! У анонимусов есть навыки, есть аудитория, но жертвами их разоблачений становятся простые люди, которые ведут себя аморально. А что у нас морально или аморально определяет власть: это зависит от парадигмы, которую транслируют забурившиеся в интернет прокремлевские СМИ. Скажут, что стебаться над взорвавшимся корпусом Моторолы плохо — начнется травля, причем легитимизированная на самом верху. Скажут, что аборты плохо — будут травить какую-нибудь мать-одиночку или нищего доктора, делающего подпольные операции. Скажут, что плохо это, когда геи или непонятное искусство — ждите соответствующих рейдов наших неусыпных виджиланте.

У меня есть полное моральное право рассуждать об этой проблеме. Начнем с того, что я сыграла не последнюю роль в хайпе вокруг «групп смерти». Но тогда я пыталась призвать публику к здравому смыслу, разоблачить не только подростков-манипуляторов, но и кликушествующих журналистов из «Новой газеты», защитить наш любимый интернет от дальнейших посягательств спецслужб. Я написала несколько заметок о коррупции при госзаказах, выискивала точки вброса кремлеботов, пыталась понять, что там у нас происходит в регионах, критиковала законотворческие инициативы чинушей. Мы даже кое-как вели кампанию по активному бойкоту выборов.

Почему же анонимусы не травят нечестных политиков? Почему они обходят стороной начальников, отхапавших себе бабло и заповедные земли, на которых возвели дворцы в окружении нищеты? Ссыкотно? Или просто понимают, что на критике властей можно сколотить себе только эшафот? Не будет никогда хайпа вокруг политика-казнокрада, как вокруг хабаровских живодерок или питерского повара. Не будут олигархам писать в Facebook «Гори в аду, мразь!» и устраивать флешмобы, типа «коррупционерам не место среди нас». Разве что власть сама даст отмашку и сделает из какого-нибудь губернатора подушку для иголок. Вот тогда злые обыватели оттянутся.

Ладно, могут у нас потроллить акки Медведева или патриарха Кирилла. Но это ни о чем, это погавкать и поржать. Нет, анонимус, бери лопату и рой, как мы, найди фактуру, сформулируй предъяву и пойди раскидай ее по соцсетям. Не можешь? Не беда, но тогда вообще в виджиланте не записывайся, балласт бесцельный. Потому что твоя травля не меняет мир к лучшему, а сплачивает больное общество вокруг случайных целей, отвлекает от настоящих виновников, разграбивших эту страну, лишивших обывателя перспектив, образования, гуманистичных идеалов так, что ему остается только котят резать.

Наше общество и так уже беременно войной. Мы ждем, когда же над нашими головами раздастся лучистый Красный Смех. Главное, привить обществу логику травли. А потом уже будут преследовать за любое инакомыслие. Как Августа Ландмессера. Не кинул зигу — получай увольнение, тычки и черную метку на все случаи жизни. Что там станет аналогом зиги, пока не могу сказать, может ленточка георгиевская, но вообще случая с попавшим не на тот этаж Моторолой уже за глаза хватило.

Я сама провела немало часов на бордах. Я несколько раз инициировала травлю, когда хотела, чтобы конкретный человек понес наказание. Я сама была жертвой весьма обстоятельной травли в школьные годы. Почему я это делала? Да все по той же причине: во мне мало милосердия, но есть жажда справедливости. Разве что я довольно умна и понимаю, что подлинная справедливость лежит за пределами тех представлений о добре и зле, которые нам навязывает режим через разнообразных агентов влияния от священников до полевых командиров.

Убивать плохо. Я сама убийца. Только в символическом и репутационном плане, а не как Артем Шейнин (кстати, его кто-нибудь травил? Требовал, чтобы он убрался из дневного эфира федерального телеканала?). Но еще хуже упиваться убийством.

Я старалась не участвовать в чужой травле и не сливаться с бездумной, одуревшей от погони толпой. Я сама всаживала нож в того, кто мне не нравился. Я всегда вела свои войны в одиночку, как частное лицо. И не сотрудничала с властями.

Вы можете быть виджиланте. И я сама продолжу разоблачать и убивать. Но пусть в прицел попадут сильные мира сего, а не неадекватные лишенцы, которых полно в любом панельном доме. И я готова смириться с тем клеймом, которое несут все профессиональные убийцы и палачи. Потому что я все еще жду той справедливости, в которую верю.

Даже у зла есть стандарты.
Без них — это уже не зло, а стадо свиней.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.