Разбить стекло

В те далекие времена, когда я была наивной и высококультурной институткой, мне претила сама мысль использовать мат в художественных произведениях или статьях. Меня коробило от Сорокина и ему подобных. Однако, признаю, есть ситуации, когда провокация необходима. И дело вовсе не в соблюдении эфемерного реализма, что за чушь.

Давайте представим себе такую картинку. Есть очень приятный, воспитанный, интеллигентный буржуа. Галантный и вежливый. И ему по телеку: «Не матерись!». Ну, ладно, никто и не собирался. У подъезда бабка пальцем грозит: «Не матерись». Хорошо-хорошо. В метро на эскалаторе равнодушный женский голос вещает на реверсе: «Пожалуйста, уступайте места старшим и не материтесь». Нет проблем. И так изо дня в день. Как дрелью в мозг. Не-не-не. Не-не-не. При этом вокруг какой-то бардак и разруха нарастают. И вот он в очередной раз выходит из подъезда и встречает традиционную старуху с хитрым прищуром: «А ну, не матерись». Да блядь! Как вы уже заебали!

Мораль, воспитание, совесть — это внутреннее ощущение. Которое исходит из диалога личного опыта и культурных традиций, формируясь на протяжении долгих лет. И еще. Я никогда не бью стекла. Это не в моих правилах и привычках. Но когда вокруг бушует пожар, я, конечно же, его разобью, тем более, что оно само просит поступить так в случае экстренной ситуации.

Когда мораль навязывают извне — это манипуляция. Это ограничение моей внутренней свободы. Но важно другое. Все запреты на земле имеют разный вес. Провокация нужна для того, чтобы подчеркнуть наличие у меня толики свободы, хотя мне уже запретили все, что хоть как-то дискредитирует меня в глазах бдительного общества, сетевых виджиланте и власти в целом. Я бью стекло и ругаюсь матом не потому, что мне в кайф бить стекла и ругаться. Я хочу, чтобы мимо проходящие моралисты скатились с меня так же, как залезли.

Не жарь на Вечном Огне зефирки. Не снимай черную комедию про сытых партфункционеров на фоне умирающих блокадников. Не пиши гадостей про аннексию Крыма. Не приноси на уроки «лизуна». Не пости мемасики про крестный ход в грязи. Не показывай в окно жопу. Не занимайся сексом в метро. Не оскорбляй социальную группу «чиновники». Откуда вас, оскорблядей, столько повылезало?

Я и не собиралась делать ничего такого. Потому что в обычных условиях во всех этих хулиганских действиях нет ни смысла, ни позитивной свободы. Все меняется, когда по улицам расползается удушливый смрад цензуры. Бейте стекла, когда их заклинило. За глоток свежего воздуха.

Те, кто ратуют за чистоту искусства, сами в нем дальше азбуки не продвинулись. Они не понимают, что искусство — это и диагноз, и лечение. Это всегда движение против течения, поскольку течение только и умеет, что отбрасывать назад. Обыватель должен быть ошарашен и оглушен: только так он разожмет потные ручонки, которыми цепляется за свой одномерный мир.

Мы не просим разрешения. Не просим понять, тем более простить.

Стеклянный Карфаген должен быть разрушен, потому что в нем нельзя жить.

Риалина
Риалина Магратова

 

Раздели боль:

Добавить комментарий