Рос космос

Вчера вышел очень познавательный кусок статистики от ВЦИОМ, посвященный отношению наших граждан к проводимой космической политике. Вопреки всем катастрофам и другим маркерам, указывающим на отставание от остальных держав, россияне продолжают искренне верить, что космос — наш.

Тезисная выжимка из опроса такова:

  • «90% россиян выступают за участие нашей страны в освоении космоса
  • 72% убеждены, что наша страна является лидером в освоении космического пространства и укрепляет свои позиции
  • 68% ответивших считают неудачи в космонавтике обычным и неизбежным явлением
  • 62% наших соотечественников полагают, что международный имидж нашей страны не пострадал от неудачных пусков»

На секунду прервемся. Вчера экономист Андрей Илларионов опубликовал несколько однобокую, но любопытную заметку о психологии респондентов. Главная мысль заключается в том, что у каждого человека есть как бы два блока убеждений. Один — рациональный, гибкий, подвижный. В этом случае люди легко пересматривают свою прежнюю позицию, если видят, что были неправы, а заодно гораздо лучше слышат чужие доводы и доказательства. А второй блок — иррациональный, основанный на эффекте религиозной убежденности. В этом случае люди свято верят в какую-то систему ценностей и отказываются не только пересматривать, но и вообще критично ее осмыслять. Илларионов утверждает, что для большинства россиян религиозная убежденность распространяется на многие вещи, связанные с величием государства, особенно с различными силовыми ведомствами:

«Однако по «тяжелым» вопросам (отношение к российскому государству, российской власти, российской армии, российским спецслужбам) этнические русские в роли присяжных не в состоянии принимать адекватных решений – независимо от объема и качества получаемой ими информации.

Сколько бы ни предоставлять им неопровержимых свидетельств о преступной деятельности «родного государства» – о коррупции на сотни миллиардов долларов, об отравлениях радиоактивным и химическим ОВ, о ГУЛАГе, терроре, Катыни, убийствах миллионов, сбитии пассажирских самолетов – они все равно будут относиться к «родному государству» (государственной власти и ее символам, включая президента) как к святому, сакральному, неприкосновенному».

Справедливости ради следует добавить, что существует часть населения, убежденная в обратном, и в своей критике режима они не только начинают цепляться к несущественным мелочам, но и значительно переоценивают либерально-демократические перспективы нашего общества. В общем, у каждого человека есть в сознании сакральные мифы. У кого-то они касаются Путина, у кого-то феминизма, у кого-то присутствует вера в биткоины и финансовые пирамиды. Любые темы, при упоминании которых срабатывает триггер, а критичность отключается.

Я привела этот отрывок, поскольку мне кажется, что космос является одним из таких мифов, важнейшим фундаментом в осознании величия страны. Еще со времен первого спутника и Гагарина мы убеждены в том, что Россия и СССР не только стали первопроходцами в космосе, но и до сих являются его полноценными хозяевами. В реальном положении дел в космонавтике разбираться не только грустно, но и сложно, поэтому большинство россиян черпают инфу из федерального ТВ, которое точно уж побуждать сомнения не станет, зато подкрепляет веру застарелым национальным мифом о наших больших таких ракетах.

90% россиян выступают за освоение космоса. Ок, я в их числе. Однако вижу это по-другому. Потому что пока происходит освоение не космоса, а бюджетов, выделенных на него.

Интересная деталь, все гордятся советской космонавтикой, но никто не знает, сколько денег на нее выделялось. По какой-то причине этой информации элементарно не найти. Причем это не удается ни оппикам, чтоб поглумиться, ни ватникам, чтоб погордиться. Секретики. Но и мы так просто не сдаемся.

Вашу мамашу, почему я должна узнавать о тратах на космические программы СССР из архивных документов ЦРУ? Вот примерный объем гражданских и чисто военных трат в советской космонавтике 1960-1969 в долларах по курсу 1966. Не будем забывать, что в период 60-80-х СССР реальная стоимость инвалютного рубля и доллара сильно расходились. На черном рынке давали 8-10 рублей за доллар.

Как мы видим, общецелевое финансирование выросло примерно в 2,5 раза (с 1.92 млрд в 1960 до 5,20 млрд в 1969), а военное в 15 раз (с 0.1 млрд в 1960 до 1,5 млрд в 1969). Следует учитывать, что шестидесятые — это пик могущества СССР, как экономического, так и внешнеполитического. Тогда же царила космическая гонка между сверхдержавами, поэтому такого уровня финансирования от общего бюджета и такой тщательности целевого расходования средств с тех пор уже не было никогда. И даже этого оказалось мало, чтобы опередить американцев с их лунной программой (стоимостью около $25 млрд). Кстати, после высадки человека на Луне, обе державы заметно охладели к космосу.

Как мы видим, крупнейшими расходами СССР того периода были разработка «Протонов» (SL в класиффикации США), новые двигатели, новые корабли и — самая большая часть — на подготовку высадки на Луне. Не успели. Вся военная структура бюджета сводится к технологиям разведки, но на это уходило очень много денег. Фундаментальные исследования — 2,6 млрд за весь период. Затраты на прокорм администрации, сотрудников и чинухов — 4,5 млрд.

Разочаровавшись в космической гонке, СССР, очевидно, переосмыслил структуру расходов. К тому же все больше денег отнимали братья по соцлагерю, которые были готовы оставаться в нем только в обмен на жирное спонсорство. Вот тут диванные патриоты пытались разобраться, сколько денег уходило на космонавтику в 1975 году, когда мы еще сотрудничали с американцами по программе «Союз-Апполон». К их разочарованию, выходит, что не так уж много, а все остальные средства шли в помощь голодающим людоедам Африки.

Уже в семидесятые годы отставание Союза стало очевидным. У нас не было многоразовых жидкостных ракетных двигателей, крылатых космических аппаратов, ракетопланов. Проект «Бурана» оказался одновременно прорывным и тупиковым. Что-то вроде подкованной блохи. С одной стороны, шикарные технологии и много инновационных решений. С другой, проект оказался нерентабелен для гражданского использования и не нужен для военного, поскольку все задачи, стоящие перед многофункциональным космическим челноком, можно было дешевле и проще решить одноразовыми ракетами. Строительство «Бурана» для советской космонавтики стало чем-то вроде строительства Нойшванштайна для Баварии.

В брошюре общества «Знания» серии «Космонавтика, астрономия», N4 за 1994 год опубликовали расходы на космос в 1989 году:

«В 1989 финансовом году на космические программы в нашей стране было выделено 6.9 млрд. руб., в том числе на народнохозяйственные и научные, а также оборонные цели — 1.7 и 3.9 млрд. руб. соответственно. В 1.3 млрд. руб. обходились работы по «Бурану». Из этих цифр ясно, что удельный расход на одного жителя страны — 24.6 рубля в год

Эти цифры говорят за себя: ясно, что многомиллиардные расходы на мирный космос, о которых у нас принялись было писать, не более чем миф – в национальном доходе страны они составляют всего 0.26%. Для сравнения отметим, что эта величина в 10 раз меньше расходов одного только Минводхоза в том же году и в 5 раз меньше помощи, которую Советский Союз безвозмездно оказывает другим странам».

После развала Союза и без того не слишком впечатляющие расходы просто рухнули на днище и оставались там до середины нулевых. Орбитальную станцию «Мир», рассчитаную на пять лет, пролимонили на орбите все 15. На нее не хватало денег, но кое-что приносило участие в рекламе Coca-cola (есть ли что-то более унизительное?). Под конец она превратилась в такую груду мусора, что изображение в американском блокбастере «Армагеддон» — это еще комплимент. Самое главное, Россия отказалась от самостоятельной космической программы. Сегодня в мире на это способны только США и Китай. Кстати, наши очень редко упоминают их «Тяньгуны», действующий проект автономных космических лабораторий, и амбициозные планы на создание многомодульной орбитальной станции. Своей собственной, ни с кем не делимой.

В позднем СССР к космосу утратили интерес, в новой России на него не было денег, а при Путине Роскосмос стал превращаться в огромный перегонный куб для бюджетных средств. При этом ведомство, по сути, продолжает эксплуатировать советское наследие, которое не становится ни новее, ни конкурентоспособнее. Для того, чтобы сделать рывок от советских технологий (пусть надежных, пусть модернизированных — но им уже полвека) к современным стандартам, нужно очень много потрудиться. особенно после провала в девяностые. И да, на рост расходов прямо влияет курс доллара, поскольку многие материалы и детальки поступают из-за рубежа, мы платим за них в баксах, точно так же в баксах мы платим, например, за аренду «Байконура». Я всячески поддерживаю увеличение расходов на космос, но меня терзают смутные сомнения: не на космос все это уходит.

Обратимся к прекрасной статистике. Смотрите, уж если кто и процветает на мировом космическом рынке, так это США. Взгляните, доходы США в этой области больше, чем доходы всех остальных стран мира.

Мировой рынок можно условно разделить на четыре сегмента: спутники, наземная аппаратура, производство космических аппаратов и пусковые услуги.

Самый важный и перспективный рынок — спутниковые технологии и услуги. Передача и обработка информации, навигация, интернет. России на нем нет вообще. Телевещание у нас держится на французских и китайских спутниках. Даже сейчас, три года спустя после анонсирования хваленой программы импортозамещения, стратегически важные спутники ГЛОНАСС на 40% состоят из импортных компонентов. И я ручаюсь, в этих наших 60% высока доля того же импорта, просто пропущенного через подрядчиков и локализованных производителей. Так они делают конечный продукт, ну, как бы русским. Мы не можем делать спутники даже для себя — не говоря о том, чтобы выйти на международный рынок. В лучшем случае чисто нашими являются супер-пупер секретные военные спутники, на начинку которых, впрочем, не дадут посмотреть ни вам, ни мне.

По рынку производства космических аппаратов в 2014 году мы взяли 6% от общей выручки. Это рынок создания коммерческих спутников, инфраструктуры для их запуска и отслеживания, обработки информации, а также рынок специализированного программного обеспечения для космических аппаратов.

Что касается производства наземной аппаратуры, то тут показатели значительно лучше — 28,5%. Сюда входит производство инфраструктуры для запуска и отслеживания космических аппаратов, обработки информации, постройка дата-центров. Короче, космодромы и все, что к ним относится. Но и тут наша доля сжимается год от года.

Самая интересная ситуация с рынком коммерческих запусков.

Как мы видим, Россия тут хотя бы присутствует, но стабильно уступает первенство Европе, а в последнее время и США. Следует понимать, что рынок запусков — самый неприбыльный и примитивный. Долгое время за него и не было особой борьбы. Спрос на услуги ракеты-носителя Союз-2 год от года падает из-за появления более конкурентоспособных программ коммерческих запусков, типа той же Falcon 9 или Ariane 5. Спрос на «Протон» просто провалился в разы. А все из-за очень высокой себестоимости пусков и ракет, что приводит к высокой цене за вывод на орбиту килограмма груза.

Советские ракеты хорошие, но они из далекого прошлого, неоптимизированные. Чтобы производить их хорошо, нужно потратить больше времени и ресурсов, чем на современную западную ракету. Из-за этого повышается себестоимость как производства, так и запуска. Проблема не в том, что Илон Маск демпингует, а в том, что это нормальная цена за запуск в новых реалиях, к которой мы даже близко не можем подкарабкаться. По сути мы превратились в извозчиков и таксистов, которые катают важных персон, а сами являются обслугой. Мы и раньше толком не могли никого шантажировать, что без нас они не попадут в космос, а теперь угрозы про батут вызывают больше смеха по ту сторону границы, чем по эту.

Мы не берем в расчет участие в фундаментальных астрономических и физических исследованиях. Скажу коротко, вся значимая наука производится и спонсируется Западом и Китаем. Что происходит у нас лучше всего продемонстрировать на примере Пулковской обсерватории, питерский филиал которой ликвидируют, чтобы построить на ее территории жилой комплекс для богатеньких.

Так выглядит рынок космических услуг. Однако обывателю это все до звезды. Среднестатистический россиянин оценивает величие страны по патетическим кадрам с взлетающими ракетами. И плевать, что вся полезная нагрузка там чужая и нам в принципе недоступная. Ракета летит, огнями пышет, ступеньки отбрасывает, камера трясется — заебись. Больше русскому и не нужно ничего. Но в последнее время даже этим не радуют — падают наши ракетки.

О деградации российской космонавтики в части безопасности полетов хорошо сказал Вадим Жартун:

«Затем мы сдали темп в разработке новых ракет-носителей. Оказалось, что чем новее наши ракеты, тем выше уровень их аварийности.

Самый надежный носитель — «Союз-У», разработанный еще в 1970—1973 гг. Он падает «всего» в 3,8% запусков за последние 10 лет.

На втором месте — «Союз-2» образца 2004 года, представляющий собой модернизированный «Союз-У», в котором аналоговая система управления заменена на цифровую. Новая, улучшенная ракета падает уже в два раза чаще — в 7,4% запусков.

Следующая по аварийности — легкая ракета «Рокот», сделанная на базе военной баллистической ракеты УР-100Н в 1990. Ее аварийность — 9,1%. Можете, кстати, по ней оценить эффективность нашего ядерного щита: скорее всего, каждая десятая из наших ядерных боеголовок упадет на нашу же территорию.

И, наконец, печально известный лидер — ракета Протон-М с аварийностью 11,3%. Первая ракета этого семейства была разработана в 1961—1967 гг., последняя версия — в 2009 г., но лучше от этого не стала.

Из-за высокой аварийности российские запуски страховались намного дороже, чем иностранные: 13-16% у нас против 6-10% в отношении зарубежных космических аппаратов».

Власти надеялись, что им удастся переломить ситуацию с помощью новой ракеты «Ангара». Тут уж совсем лютый трэш. Начнем с того, что ее разрабатывают почти двадцать лет и не закончили до сих пор, постоянно перенося сроки выпуска и обещая приделать новые гуделки-свистелки. Это ненормально по любым меркам. При этом, как опасались эксперты уже в 2014 году, судя по цене двигателей для первой ступени, разгонного блока, комплекса пусковых услуг, стоимость «Ангары-5» (тяжелая версия ракеты-носителя), способной доставить до 24,5 т на НОО, может составить минимум $100 млн (или $4,1 тыс./кг). Это превышает не только себестоимость доставки грузов на Falcon Heavy ($1,5-2,5 тыс./кг), но и ракетой «Протон-М» ($3,3 тыс./кг).То есть, доставлять грузы «Ангарой» будет еще дороже, чем «Протоном», от которого по этой причине отказались. Финиш.

Дошло до того, что в 2013 году Счетная палата не выдержала и поперхнулась аудиторским докладом об эффективности работы Роскосмоса:

«Количество запущенных на околоземную орбиту космических аппаратов в 2010-2012 годах оказалось существенно ниже необходимого и составило 47,1 процента от плановых показателей.

Отсутствие проектного управления Программой привело к несогласованности сроков изготовления ракет — носителей со сроками разработки и изготовления космических аппаратов, подлежащих запуску. Это, в свою очередь, дало возможность использования изготовленных за счет бюджетных средств ракет-носителей в целях коммерческих запусков зарубежных космических аппаратов.

Несмотря на то что затраты на создание и поддержание в работоспособном состоянии отечественных спутников в 4 раза превышают зарубежные стандарты отмечается крайне низкий уровень их эксплуатационно-технических характеристик и растущая аварийность.

В результате в России нет национальной системы космических метеонаблюдений, только отдельные спутники, а метеорологическую информацию в нашей стране получают с зарубежных спутников.

Роскосмос, выполняющий функции заказчика, производителя, а иногда и оператора космических систем фактически не отвечает ни за сроки, ни за выполнение задач этими системами. Поэтому спутники создаются десятилетиями без надежды на их рыночную окупаемость.

С 1992 года, беспрецедентный в мировой практике срок — более двадцати лет — «ГКНПЦ им.М.В.Хруничева» разрабатывается группа носителей типа «Ангара». По существу, средства, вложенные в проект за два десятилетия, многократно подняли цену этого, пока еще не готового носителя.

При этом требования по достижению целей Федеральной космической программы России на 2006-2015 годы и решения приоритетных задач не сопоставляются с процессом технического переоснащения материально — производственных и опытно-научных баз предприятий ракетно-космической отрасли.

Проводимые за счет бюджетных средств инвестиционные мероприятия определяются узкими коммерческими интересами отдельных организаций, непрозрачным механизмом распределения бюджетных средств, размыванием ответственности за результат инвестиций, что приводит, зачастую, к точечному поддержанию морально и физически устаревших производственных мощностей и не позволяет обеспечить выполнение поставленных перед ракетно-космической отраслью задач…

Роскосмос относится к числу наиболее крупных и наименее дисциплинированных заказчиков, откровенно игнорирующих требования законодательства и лучшие практики в сфере государственных закупок. Материалы проверок Счетной палаты и Минэкономразвития России свидетельствуют о заключении Роскосмосом особо крупных контрактов (на сумму более 1 млрд рублей) без предусмотренной Указом Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. № 596 обязательной процедуры общественного обсуждения, включая заказ на изготовление ракеты-носителя «Протон-М» для незастрахованного и неудавшегося запуска КА системы ГЛОНАСС.

В целом результаты контрольного мероприятия свидетельствуют о том, что сложившаяся архитектура и технологии управления в сфере космической деятельности явно неконкурентоспособны, формируют значительные риски обеспечения целевых эффектов социально-экономического развития и безопасности страны, ведут к крайне расточительному расходованию выделяемых в приоритетном порядке бюджетных средств».

Тему неэффективного расходования бюджетных средств развил РБК:

«Несмотря на скромную космическую «выручку», Россия является одним из лидеров по государственным затратам на космос. Согласно отчету Space Report 2014, совокупные госрасходы на космос в мире составили в 2013г. $74,1 млрд. На США приходится больше половины – $41,3 млрд. Государственные расходы России на космос за последние 10 лет выросли в 14 раз и в 2013г. достигли $10 млрд. Сейчас по показателю государственных расходов на космос к единице ВВП мы занимаем первое место в мире среди ведущих держав: в 2013г. США потратили $25 на каждые $10 тыс. ВВП, Китай — $4, а Россия — $47!»

И сколько из этих $47 утекли на строительство огороженных особняков?

Ситуация с инфраструктурой тоже оставляет желать лучшего. С развалом СССР мы потеряли «Байконур», один из лучших космодромов в мире. Ежегодно мы платим за его аренду $115 млн. С искусственно ослабляемым рублем эти расходы становятся все выше. Остался Плесецкий, но он не совсем для этого и вообще относится к Минобороны. Но «Союзы» и «Рокоты» с него пускать можно. Иногда мы что-то запускаем с международного Куру. Зависимость от ставшего иностранным «Байконура» ощущается очень тяжело.

Решением этой проблемы должен был стать космодром «Восточный». Который еще строили с грандиозным попилом денег и невыплатой зарплаты рабочим. С которого еще неудачно запустили ракету, поскольку забыли перенастроить телеметрию, кастомизированную под «Байконур». Так вот, на данный момент «Восточный» — это ни о чем. Единственное, что он может, — запускать Союзы-2. Доделать «Восточный» так, чтобы с него можно было запускать хотя бы «Ангару» планируется к 2023 (глядишь, и саму «Ангару» к тому моменту доделают). Как это будет в реале при стагнации экономики и научной мысли — не смею загадывать. Что касается «Союза-5», то это здоровенная, бессмысленная и тоже еще не созданная дылда, которая нужна только для возрождения лунной программы. С прицепом в виде пилотируемой «Федерации». Тоже пока далекой от прототипа. Нахрена нам еще и лунная программа, которую мы в изоляции все равно не потянем, я тоже не в курсе. Все это выглядит как хрустальный маниловский мост, которым Рогозин и Роскосмос пытаются оправдать свое существование.

Вообще назначение на этот пост столь деятельного функционера, как Рогозин, не знаю, с чем сравнить. Поставили бы сразу Мутко, какая разница? Все, что он может, вытягивать из бюджета финансирование на какие-то циклопические и ненужные проекты. Уж не знаю, обманом или по договоренности. Россия родина слонов, а самые слоновьи проекты из всех стабильно числятся за Роскосмосом, причем Рогозин не прерывает, а продолжает славную традицию ведомства, бредя какими-то лунными базами.

Как писали обо всяких инновациях в журнале «Технологии и средства связи»:

«Якобы для преодоления уровня отставания от передовых стран в ракетно-космической промышленности нарастающими темпами плодятся различные федеральные целевые программы, которые финансируются по собственным графикам, не увязанным между собой ни по решаемым задачам, ни по конечным целям. В настоящее время, кроме ФКП-2015, в том числе и для космической отрасли, разработаны и осуществляются следующие ФЦП: ФЦП “ГЛОНАСС» на 2002– 2011 гг.; ФЦП “Развитие оборонно-промышленного комплекса РФ» на 2007–2010 гг. и на период до 2015 г.; ФЦП “Национальная технологическая база» на 2007–2011 гг.; ФЦП “Развитие инфраструктуры наноиндустрии Российской Федерации» на 2007–2010 гг.; ФЦП “Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники» на 2008–2015 гг.; ФЦП “РКК» на 2006–2015 гг.; ФЦП “Мировой океан»; ФЦП “Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009–2013 гг. Как видно из перечня, некоторые из ФЦП уже закончены, но реальных результатов, например в области использования отечественной нанопродукции в космической отрасли, что-то не видно. Несмотря на то что финансирование ФЦП “ГЛОНАСС» за девять лет превысило первичный объем финансирования при ее принятии в 2001 г. в 5,9 раза, к концу 2010 г. система так и не была развернута в номинальном составе.

Руководители Роскосмоса для оценки эффективности работ по ФКП из года в год используют абсолютные значения прироста объема продукции в ракетно-космической промышленности и количество запусков ракет-носителей. Однако, согласно исследованию Минэкономразвития России, производительность труда в космической отрасли России отстает от передовых стран мира во много раз. По данным министерства, ракетно-космическая промышленность страны ежегодно производит продукции из расчета 14,8 тыс. долл. США на одного работающего в этой отрасли, в то время как в Евросоюзе этот показатель составляет 126,8 тыс. долл. США, то есть выше российского в 8,6 раза, а в США – 493,5 тыс. долл., что выше в 33,3 раза.»

Дело в том, что космонавтика в России и СССР — это разновидоность карго-культа. Ленин обхаживал фанатика и фрика от науки Циолковского, оплачивая все его чудачества и эксперименты. Космистов не тронули во времена сталинских чисток. Как отмечает «Блог Толкователя», им была уготована роль новых технократических и коммунистических жрецов, а само стремление в космос могло стать заменой православию. Реальный же прогресс в этой сфере был бы невозможен без изучения и на первых порах копирования инженерных находок Третьего Рейха.

Для большинства россиян космонавтика и православие сплетаются в один великодержавный миф. Их не волнует космос, они знать не хотят Христа, но им очень хочется, чтобы их страна была центром мирового православия и космических технологий. Кремлю нечего предложить кроме лжи. Они не говорят о реальном положении дел. Вместо этого телеканалы отвлекают обывателя помпезными сюжетами о запусках, вещают о грандиозных проектах (которые сдуются, когда никто не смотрит) и кормят нас завтрашними успехами.

Я хочу, чтобы вы увидели: все, что происходит с нашей космической программой, это не случайность, не временное недомогание, а стагнация и прозябание, которые тянутся еще из 70-х годов. Неоднократно история давала нам шанс что-то изменить, открыть для себя и для мира невиданные технологии, но каждый раз мы отворачивались от всего нового, поэтапно отказывались от всякого сотрудничества с другими странами. Сюда же отнесем разрыв отношений с Украиной, который стал чувствительным ударом по нашему ракетостроительному комплексу, пребывающему в вечной нехватке комплектующих. Космонавтика сегодня — не более, чем способ жировать по-чиновничьи.

Эй, 72%, все еще верите в лидерство России и укрепление позиций?

Перезвездитесь и поцелуйте за меня Луну.

 

Риалина
Риалина Магратова

 

 

Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.