Миссия «Первого канала»

Наверно, впору уже соревнования устраивать: какая госструктура у нас работает на пределе неэффективности, зато жрет бабло в три глотки. Кандидатов много, и новую заявку вбросил «Первый канал», пожаловавшийся, что ему мало денег.

Эрнст и его команда наняли чуваков из аудиторско-консалтинговой компании PricewaterhouseCoopers. Я с этими ребятами работала и уверяю, что они не из дешевых. Аудиторы набросали отчет, в котором было сказано, что власти у нас систематически недокармливают «Первый канал». Как утверждается, «для стабилизации финансового положения понадобятся многомиллиардные ежегодные субсидии из бюджета«. А все потому, что текущий объем финансирования «не учитывает общественно-политическую миссию „Первого канала“, выполнение которой является одной из причин убыточности канала«

Общественно-политическую миссию «Первого канала»… я надолго зависла над этой фразой. В ней было что-то несуразное и странное. Как по мне, их любимый телеведущий Артем Шейнин, размахивающий ведром говна, является символом этой миссии, квинтэссенцией.

Далее Эрнст устами аудиторов жалуется, что перестал быть любимой женой в кремлевском гареме для СМИ. «В 2017 году «Первый канал» получил госсредств на сумму 7,3 миллиарда рублей, ВГТРК — 25,8 миллиарда рублей. По доле аудитории с января по 13 ноября этого года «Первый канал» уступает «России 1» — 11,8% против 12,9%».

Чтобы понять степень убыточности нашего второго по значимости телерупора, обратимся к другим цифрам. Кредиторская задолженность «Первого канала» на 31 декабря 2016 года превышала 12,8 млрд руб. В 2015-м расходы составили 36,4 млрд руб. при выручке 26,5 млрд руб., в 2016-м — 35,7 млрд и 27,7 млрд руб. соответственно. В 2015 убыток от основной деятельности достиг 9,9 млрд руб., чистый убыток — 92 млн руб., в 2016-м аналогичные показатели равнялись 8 млрд и 3,3 млрд руб. Кстати, раньше «Первый» стеснялся заводить разговор о госсубсидиях, даже при случае упоминал, что уж вот он-то живет своими силами на доходы от рекламы и новогодних ночей с Басковым. Но тут что-то прижало и занемогло.

При этом государство контролирует 51% АО «Первого канала»: у Росимущества — 38,9%, у ФГУП ИТАР-ТАСС — 9,1%, у ФГУП «Телевизионный технический центр» — 3%. У Национальной медиа группы, чьи основные бенефициары сейчас — Алексей Мордашов, «Сургутнефтегаз» и СОГАЗ, — 25% АО «Первый канал», оставшиеся 24% — у структуры Романа Абрамовича. Офигенная команда менеджеров. Dream team.

Если окинуть наше телеполе целиком, то кормежка расходится по стойлам следующим образом: «По действующему закону о бюджете в 2017 году холдинг ВГТРК получил 23,5 млрд рублей, МИА «Россия Сегодня» — 6 млрд рублей, информагентство ТАСС — 1,5 млрд рублей. Первый канал, НТВ, телекомпания «Петербург», канал «Карусель», «ТВ Центр» и «Матч ТВ» все вместе получили от государства 9,3 млрд рублей». После таких вливания ВГТРК потчует аудиторию отборным высококультурным смотревом.

Всего на СМИ в прошлом году ушло 73,4 млрд рублей. Это много или мало? Все зависит от точки зрения. Если сравнивать с оборонкой, которая в прошлом году выжрала 1,1 трлн рублей и вдобавок черпала из секретной части бюджета, то это очень скромно. Давайте сравним с США, с нашими злейшими вражинами. Во-первых, в США нет государственного вещания на внутреннюю аудиторию. Белый Дом не нуждается. Процессом там рулят пять независимых, коммерческих телесетей, разбавленные сотней кабельных каналов и потоковыми вещателями, типа Netflix. Конечно, у них есть свои политические симпатии и антипатии, например, Fox справедливо считается говорильней республиканцев. Однако это не означает, что республиканский сенатор может завалиться в ньюсрум, сгруппировать всех вокруг себя и заявить: «А теперь пускаем двухнедельный панегирик про меня, мне надо выборы в Техасе брать». Или темничек заслать. Все это, конечно, возможно… но — за бабло.

А как у нас? Могут ли Эрнст, Киселев, всякие «Известия», «ТАССы», «РГ», «Лайфы», «КП» и региональная шушера отказаться от героической новости про Пыню, Собянина или воротить нос от свершений мэра или губернатора, в территориальном ведении которого они находятся? Они их бесплатно возят, себе в убыток — лишь бы не закрыли.

В США есть СМИ, которыми полностью или частично владеет государство (стало быть и финансирует), но они относятся к категории иновещания. Voice of America, «Радио Свобода» — и так далее. Кому интересно, отсылаю к полной версии финансовой отчетности, а нам нужна только одна страничка. Обратите внимание, что в России основным потребителем госпропаганды является даже не гниющий Запад, а средний россиянин без выхода в сеть. И если США вещают на внешний мир, то Кремль пытается индоктринировать собственное население.

Как видите, в пиковые годы государственные траты на СМИ в США весили $750 млн. А у нас в прошлом году СМИ (ВГТРК + RT + шушера + пытающийся примкнуть к ним Эрнст) высосали $1,1 млрд по сегодняшнему курсу. То есть, мы тратим на пропаганду больше, чем первая держава мира. Насколько эффективны эти субсидии? От токсичного RT шарахаются даже те фрики и маргиналы, которые пару лет назад поддерживали пророссийскую галиматью. А Киселев-ТВ не стебет только ленивый, ленивых же просто воротит и рвет.

О чем это все говорит? Помимо того, что Киселев, Симоньян и Эрнст неплохо получают при плохой эффективности? Можно напилить хоть десять дворцов с этих бюджетов, все равно цифры ужасают. Такие циклопические расходы свидетельствуют не только о коррупции, но и о тотальной запущенности всех производственных процессов. Там, где справился бы один специалист, сидят четыре ротозея.

Ладно, мы же на Китай равняемся, да? На нашего родного старшего узкоглазого брата. Отыскать траты Китая на СМИ было не в пример сложнее, но я нашла-а-а. В 2015 году на «культуру, спорт и СМИ» планировалось выделить 237 млрд рублей (я сразу перевела для наглядности). Чтобы было по-честному, объединим статьи нашего бюджета в такой же блок. Российские культура, спорт и СМИ в прошлом году выкачали… 256 млрд рублей. И это в сравнении с авторитарным китаем, хотя народу там в десять раз больше. А на прошлой Олимпиаде в Рио Китай вздрючил нас в медальном зачете. Ладно, в Китае есть разделение бюджета на федеральный и региональный. И помимо вышеназванной суммы из центрального бюджета, примерно такая же же идет вливаниями в регионы, так что общие расходы Китая на этот блок составляют около 474 млрд рублей. С другой стороны, в Китае почти все СМИ в любой форме принадлежат государству, а у нас вроде как много автономных печатных и сетевых СМИ.

Характерны и масштабы иновещания. У США программы на 60 языках, у Китая — 59, у нас, хе-хе, всего 37. Россия, которая беднее США и Китая, почему-то тратит на многие статьи бюджета так же, как они (особенно если брать в процентном отношении к ВВП), а получается какая-то косолапая хуйня.

Вернемся к тому, с чего мы начали. В чем же все-таки заключается священная миссия «Первого канала»? Дезинформация? Это чересчур громкое слово, которое едва применимо даже к таким монстрилам пропагандистской мысли, как Соловьев и Киселев. «Первый» канал — это телевидение аполитов. Передачи про геморрой и сериалы, ностальгирующие по Совку. О политике и социальной повестке «Первый» должен кричать и молчать.

Кричать — потому что политика для обывателя является фарсом. У кого громче кричалка, тот и молодец. Оппонентами всегда становятся забитые, малохольные и мерзко проукраинские эксперты, которых телехамы вроде Шейнина быстро одолевают напором словопотока. А вечерних новостях — тишь да гладь. Путин на тракторе катается, мульку какую-нибудь прикольную в конце выпуска, типа этих японских котов-изгоев (блядь, почему даже котов мы подрываемся опекать каких-то маргинальных?).

Молчать — о многотысячных митингах, о пенсионном грабеже, о нищете, пытках, терактах, реальных потерях на войне, коррупции и безнадеге. Они пользуются тем, что наше время ограничено. Заколебавшийся работяга между сном, сменой, дорогой на смену, скандалами и пивоводочными изделиями имеет, дай Боже, час времени повтыкать в новости. И важно, чтобы в этот час он не узнал ничего важного. Чтобы он потратил свое время бестолку. И лег спать, тревожимый лишь пустыми снами.

А давайте соберем нологи, насыпем их в корыто, и пусть Эрнст и Киселев наперегонки жрут. Кто кого пережрет?

И над этим всем Шейнин при отдельном корыте — с говном.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.