Не тот человек

Завтра произойдет небывалое: в едином журналистском порыве три крупнейшие деловые газеты, «Коммерс», «Ведомости» и «РБК», выйдут с одинаковой полосой — посвященной задержанию Ивана Голунова. Коса, конечно, нашла на камень, но лезвие не затупится, а жатва продолжится.

«Я\Мы Иван Голунов» — худший ответ французскому «Je suis Charlie» какой можно было придумать, с точки зрения фонетики и семантики. Ямы… К картинкам прилагается совместное заявление трех редакций. Давайте ознакомимся с ним полностью, а заодно оно послужит кратким введением в суть дела для тех, кто заперся в чулане:

«6 июня по подозрению в покушении на сбыт и производство наркотиков был задержан специальный корреспондент отдела расследований издания «Медуза» Иван Голунов.

Мы приветствуем выбор судом более адекватной, чем заключение в СИЗО, меры пресечения Ивану Голунову.

Вместе с тем мы не считаем представленные следствием доказательства виновности Ивана Голунова убедительными, а обстоятельства его задержания вызывают большие сомнения в том, что при проведении следственных действий не было нарушено законодательство.

Мы не исключаем, что задержание и последующий арест Голунова связаны с его профессиональной деятельностью.

Мы требуем детальной проверки действий сотрудников МВД, причастных к задержанию Ивана Голунова, на соответствие законодательству и настаиваем на предоставлении данных этой проверки средствам массовой информации.

Мы ожидаем от правоохранительных органов неукоснительного соблюдения закона и требуем максимальной прозрачности при проведении расследования. Мы будем внимательно следить за ходом расследования и призываем подключиться к этому профильные общественные организации.

Мы считаем, что выполнение этих требований принципиально важно не только для журналистского сообщества России, но и для всего российского общества в целом. Мы требуем соблюдения закона всеми и для всех.»

Охранители невнятно мямлят в ответ. Да уж, такого косяка не припомнить со времен неопадающего солсберецкого шпиля. Впрочем Роджерс и Кадыров более-менее пришли к единому мнению: шумиха вокруг Голунова должна затмить потрясающие итоги ПМЭФа. Я так и не поняла, о каких успехах можно говорить с таким уровнем бегства капитала, как у нас? Или мы успешно расширили наши торговые отверстия для большого братского Китая? Ну да ладно. Тайная война Роджерса нас, разумеется, интересует в последнюю очередь. А вот Кадыров вдруг выдал неплохое замечание:

«Теперь интересный факт – в России ежедневно регистрируются в среднем более 550-и происшествий, связанных с наркотиками. Среди подозреваемых люди разных профессий, национальности, положения в обществе. Естественно, и в день задержания Голунова были взяты под стражу десятки и сотни человек в разных регионах. Про них «требователи» молчат. Почему бы всех не отпустить, признать невиновными? Нет, на их именах невозможно засветиться. Как по сценарию развернули рекламную кампанию, как будто он единственный подозреваемый в наркоторговле».

Проблема не в том, в чем обвиняют Голунова. Помнится, главу карельского «Мемориала» обвиняли в педофилии. Вопрос в том, кого обвинили — и кто.

В одном углу ринга у нас Голунов: журналист-расследователь из «Медузы». Раньше неплохо расследовал для РБК. Forbes любезно предоставил список самых громких материалов Голунова. Много работ непосредственно по московским серым схемам: похоронная мафия, застройщики, мусорщики. Конкретные слова про конкретных людей. Известно, что по поводу похоронников постоянно поступали угрозы. Я полагаю, что и другие расследования мало кому принесли радость.

В другом углу ринга — Андрей Щиров, начальник отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД по ЗАО Москвы. Ранее уже засветившийся в СМИ, когда его самого обвинили в крышевании торговли героином. А у предпринимательницы Ульяны Хмелевой, помогавшей собирать сведения против Щирова, вы будете смеяться, тоже нашли наркотики и закрыли аж на 14 лет.

Теперь еще раз — кто такой Голунов? Голунов — это опытный журналист, работавший в топовых редакциях, имеющий кучу контактов среди юристов, бизнесменов, политиков и других медийщиков. Голунов — это громкое имя, за которое уцепились практически все зарубежные СМИ. За него не впрягся только ленивый. И не потому что дело шито белыми нитками — а когдо оно было сшито иначе? — а потому что защитники почувствовали, что в этот раз им удастся одержать победу.

Дети мои, вы же помните, что наркотики — это такая статья, которая не требует, чтобы в суде устанавливали мотивы и цели подозреваемого? Герыч, найденный хоть у богобоязной старушки, хоть у школьника-отличника, как бы говорит сам за себя. Ну это же наркотики! И суд не станет разбираться в причинах, по которым у вас в вывернутом кармане найдутся двести граммов спайсухи. И это очень удобно — гораздо удобнее, чем подбрасывать ствол, труп, тротил или пенетрированную малолетнюю девочку.

Поэтому, если надо оперативно снять с доски фигуру, чаще всего это проходит либо через закрытое дело по терроризму\экстремизму, либо через абсурдное по наркотикам. Тут-то нам и пригодится начальник по контролю. И если похоронщики, лохотронщики и прочие черные риелторы все-таки решили свести счеты с журналистом, то такой вариант действий выглядит перспективно. Воронежская мафия, наверно, с воронежскими журналистами тоже похожим образом поступает.

Но дальше все пошло вкривь и вкось. Впряглись журы, напряглась общественность, а само задержание состряпали настолько халтурно, что кровь в жилах стынет. Опять же подгадали под тот самый злополучный ПМЭФ и знатно обосрали Путину настроение, возможно, даже наклевывающиеся контракты. Кремлевский инфоповод лопнул, как воздушный шарик, тыкнутый иглой.

Видимо, тому углу ринга реально нечего предложить, кроме своего чемпиона из отдела по контролю. Региональный, по сути, конфликт внезапно обратился в международный скандал. Единственное, что защищает в данной ситуации Кремль, — честь абстрактного мундира и презумпцию виновности как принцип. Потому что если сегодня «жмы сюи Голунов», то завтра даже служебные немецкие овчарки выйдут из-под контроля. Власти будут стремиться к белому миру и, скорее всего, заключат его. Отдай им одного майора на растерзание, и либеральная общественность начнет требовать новых жертв. Не говоря о том, как будут огорчены все остальные майоры, которые только тем и довольствуются, что их не сдают. Затык лишь в том, что после опубликованных фотографий из домашней нарколаборатории Голунова кто-то должен присесть неминуемо. Видимо, сам фотограф. Что-то подобное было в деле о «пьяном мальчике«, когда судмедэксперта, фальсифицировавшего доказательства, отругали и назначили десять месяцев исправительных работ.

Кстати, мой коллега Кирилл Кладенец считает, что это не победа гражданского общества, а очередной эпизод беспредела. Просто тронули не того человека. Не детей из «Величия», не анархистов из «Сети», не малохольного городского активиста. К тому же у медийщиков было плохое настроение после того, что случилось с политической редакцией «Коммерса», так что злопамятные наши люди верно улучшили момент, чтоб отыграться. Если мы выиграем, то не по закону, не по справедливости, а по беспределу — просто в этот раз мы оказались сильнее и многочисленнее.

А теперь, ответье на три вопроса. Где гарантии, что вам ничего не подкинут по указке Кремля или мелких бандитов, которым, скажем, приглянулась ваша хата? Кто впряжется, если это произойдет, и что даст их поддержка? И последний вопрос.

Вы оговорите себя, чтобы скостить срок?

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.