Кризис среднего возраста

В субботу были протесты в Москве. Ну, вы сами знаете. Я, честно говоря, за ними даже особо не следил. Немного полистал тексты об этом постфактум. Почему? Да, потому что мы уже это видели на протяжении нынешней десятилетки неоднократно. Собственно, 10-е у нас и начались с Арабской весны, Occupy Wall-Street и нашей Болотной. А что сейчас? Да все то же самое. Вообще один-в-один. Те же самые рожи, что были на Болотной опять вывели людей ровно с той же повесткой о честных выборах.

И это, несмотря на то, что все десятилетие даже самые закоренелые либералы (ну, кроме совсем отбитых анкапов) говорили о социалке, падении уровня жизни, более справедливом распределении доходов в обществе.  Да, в прошлом году были попытки привлечь более широкие массы в связи с протестом против пенсионной реформы. Но несмотря на кажущуюся легкость мобилизации людей, яркий повод для выхода на улицу, в итоге протесты слились. Гораздо больше потенциала оказалось в голосовании против назначенных сверху губернаторов. Да и то, победа глубоко системных КПРФников и ЛДПРовцев такое себе достижение. И тут в самом деле не проблема организации протеста, просто пенсионная реформа как повод для протеста только кажется простой и понятной.

В самом деле, сильнее всего способны сплотить проблемы здесь и сейчас, а до пенсии ещё дожить надо. Реформа не коснулась действующих пенсионеров, молодым ещё рано об этом думать, остаётся только относительно небольшая прослойка тех, кто должен был выйти на пенсию, но теперь придется ждать несколько лет. Короче говоря, идея оказалась слишком эфемерной, хотя осадок остался. Но об этом немного ниже. В общем, после недопуска несистемных кандидатов мы снова видим протесты ровно под теми же лозунгами, что и в 11-12 годах. Даёшь честные выборы. Как будто эти 10 лет ничему не научили всех этих людей. Но это с моей, обывательской точки зрения. Для узкой страты интеллигентов и жителей мегаполисов это пусть эфемерный, но шанс немного продвинуться на социальном лифте. И не обязательно прям оказаться в кабинете чиновника или кресле депутата. Можно ведь устроиться в каком-нибудь протестном оргкомитете,  найти себя, как независимый блогер или журналист. Ну, или в крайнем случае это поднимает самооценку и вообще дает повод жить дальше. Не всем же лежать тюленем на выходных, присыпая под сериальчики. Но при чем тут протест? Потому, мы имеем то, что имеем.

Протестанты выходят с лозунгами, колумнисты строчат одни и те же текстики, народ безмолвствует, полиция зарабатывает премии на палках. Все довольны, каждый получает то, что хочет. Такая система может существовать сколь угодно стабильно и долго. Напоминает безвременье, переходный период. Но проблема, что этот период уже длится 10 лет! Наш вождь считается хромой уткой, и человеком, который вот-вот рухнет, уже не первый год. После подавления Болотной многие писали, что его падение — дело времени, проводя аналогию между 2012 и 1905 годом. Типа, грядет новый 17-й. Тем более, что как раз и намечался 2017. Сто лет Революции, можем повторить. Но не вышло. Не вышло и в 18-м в связи с пенсионной реформой. А сейчас уже даже не пытаются, выходя уже скорее по привычке со старыми заезженными лозунгами. Тон колумнистов тоже сменился, теперь все только и пишут о 2024 годе, многие и вовсе полагают, что Вождь благополучно дотянет до 30-40-го года, пока не покинет свой пост по естественным причинам. Время от времени мы видим вспышки прежнего энтузиазма, которые кажутся все более несвоевременными и неуместными.

Конечно, нынешняя власть очень персоналистская. Не нужно недооценивать роль вождя как медиатора и стержня, на котором и держится вся эта клика. И если он умрет раньше, чем это ожидается, все может измениться. Но дело в том, что он уже умер дважды. И это не мешает ему править и дальше. Речь тут не о теории с двойниками, что гуляет по сети. Речь о символической смерти в глазах той или иной группы населения. Не стоит забывать, что несмотря на всю мишуру, власть у нас, да и зачастую на Западе, продолжает носить в сознании людей очень архаичный характер. Правитель с древнейших времен является не просто руководителем государства, но и осуществляет ритуальную связь с небом. Или миром духов. В общем, с чем-то запредельным и потусторонним. Он сам зачастую воспринимается как индикатор здоровья и благополучия страны. Как в игре, типа Героев или Цивилизации, когда целый отряд или армия обозначаются всего одним юнитом.

Потому нечего смеяться, когда мы видим, как он спускается на батискафе или летает со стерхами. Это не просто пиар, это та самая ритуальная часть его обязанностей. Но бывает так, что правитель перестает играть подобную роль в глазах тех или иных подданных. Они перестают в него верить, как в Деда Мороза или честные выборы в России. И тогда он символически умирает в их душах. Так вот, нынешний вождь уже символически умер дважды. В 12-м году он умер в глазах той самой мелкой интеллигенции и активных горожан, когда вновь переизбрался после Медведева и подавил дубинками и уголовными делами Болотную. Второй раз он символически умер, провозгласив пенсионную реформу. В этот раз он перестал восприниматься гораздо большим количество граждан. Тот самый осадок, о котором я писал выше, сильно повлиял на его рейтинги и обывательское восприятие. Более того, судя по тому, как нервно власть имущие относятся к транзиту власти в 2024, он умер и в глазах элит. Но умер своеобразно, он вроде бы здесь, но они уже глядят в будущее, и видят его в гробу. Потому перебирают разные выгодные им варианты удержаться у кормушки при таком раскладе. Тем более, что перед глазами пример Туркмении, где стоило только кому-то лишь намекнуть на смерть Аркадага, как едва не случилась гражданская война.

Но, как я уже говорил, у нас специфичная ситуация. Несмотря на то, что магия вождя уже давно не работает, система вполне себе жизнеспособна. Дело в том, что мы давно  привыкли жить в мертвом безвременье. Не так важно, жив вождь или нет. Мы сами давно мертвы. Наша страна уже много лет напоминает замок Некрополис, которым правит ковен личей. Они заняли теплые места, кто ещё в 90-е, а кто ещё с советских времен и продолжают цепко держать страну мертвыми пальцами. Мы и сами, спрятавшись в однокомнатных могилах спальных районов, продолжаем грезить прежней жизнью. Расстрелял ли лично Сталин миллион русских? Была Революция ошибкой или величайшей нашей удачей? Ну или топ-10 мультсериалов нулевых для менее политически озабоченных. Это интересные темы, но они остались там, в прошлом. Жить надо сейчас. А мы живем или в прошлом, или в будущем, повторяя как заклинание, что Вождь вот-вот умрет, и уж тогда заживем. А он на вентиляции ещё лет 50 протянет. А то и больше. Вон, Рокфеллер сколько раз менял себе сердце, пока не рассыпался в песок.

Тяга к культу смерти у нас, как будто в крови. Может, прав был Фоменко, это мы в свое время построили египетские пирамиды? Тот же бедный Ильич лежит на всеобщем обозрении в стеклянном гробу. Но, с другой стороны, все объяснимо. У нас кризис глобальной мечты, великой идеи, утопического видения будущего. Об этом много писали в том же «Красном Сионе», да и не только там. Но тут же авторы пишут, что в целом постарело населении России. Если не учитывать Кавказ, то средний возраст у нас примерно 40 лет. При том, что в нашу переломную эпоху войн, революций и слома прежнего уклада средний возраст составлял 20 лет. Но как раз это причина, а следствие — кризис видения будущего. К этому возрасту становишься циничным и уставшим. Какие там цели и мечты? Лишь бы до дивана дойти. Придешь домой, там ты сидишь. А кризис наш — это болезненное ворочание прошлого, это попытка понять, что мы успели сделать и куда теперь идти. Да, ещё к тому времени обычно готовится двинуть кони более старшее поколение, и 40-50-летним наконец-то обламывается квартирка по наследству. Это тоже причина инертности. Мы просто как бы застываем в предвкушении. У моей коллеги Риалины Магратовой даже есть рассказик в тему. Недавно его перечитал, один-в-один наша политическая ситуация. Все ждут, когда наконец-то Вождь свой пост сдаст, а он всё живее всех живых. А жизнь меж тем утекает между пальцев, как песочек на пляже.

Неужели выхода нет? Неужели, теперь нам осталось просто дожидаться смерти, развлекая себя ритуальным активизмом или дежурными колоночками? Нет. Подобный кризис обычно заканчивается новым осознанием себя и пониманием, что жизнь продолжается. Что нужно не поддаваться на некромантские уловки. Не идти за теми, кто скоро сам станет стариком, а если повезет, то и личем. У Навального все предпосылки есть. Инициацию отравлением прошел. Но важнее, то, что не нужно застревать в бессмысленной деятельности и повестке, неинтересной большинству. У нас есть прекрасные примеры протестной самоорганизации вокруг какого-то локального повода, типа сквера в Екатеринбурге или мусорной проблемы в Подмосковье и Шиесе. Осталось только найти протестную идею, которая объединила бы всех. И она лежит не где-то в будущем и не в эфемерном счастье для всех и даром. Она вот здесь, рядом. Она выглядит, как благоустроенный комфортный город, возрожденная деревня, где растут нормальные съедобные продукты, государство, которое действительно принадлежит своим гражданам. Мы, в России, подобного ни разу не видели. Идея же требовать от власти, чтобы она играла по правилам, давно себя изжила и сгнила, зачем цепляться за эту мертвечину, пусть это останется уделом кандидатов в нежить. Нам, живым, надо двигаться дальше. В движении жизнь. Движения мертвые боятся больше всего, ведь они давным-давно потеряли эту способность.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.