Буквы на заборе

Одно время я завидовала художникам. Рисующему человеку легче высказаться – заборов много. Картину можно показать близким и знакомым, можно выставить в интернет как на тематические сайты, так и в обычную соцсеть. Пусть автор видит сложно, но любому хватит одного взгляда для знакомства с работой. Короче, поделиться изобразительным творчеством легче, чем писаниной.

Помимо возможности врезаться в память куда большего числа людей, художник, не обязательно хороший, может оставить отпечаток в истории искусства. Так было с Маурицио Каттеланом, приклеивающим свой банан повсюду. Или с Дэвидом Датуном, который его банан съел. В любом случае, ни об одном из них я до банана не слышала.

Но вот более приятный пример: мангака ОNE и его остроумный, коряво нарисованный One punch man, выходивший в свободном доступе на сайте веб-манги, который получил перерисованное Муратой печатное издание и аниме-адаптацию. Красота.

Вы можете возразить: заборы и буквами исписаны. Но одно дело прочитать слово «ху*» и совсем другое увидеть нарисованный член во всём его величии. Плюс, иностранцам перед фотосессией у забора придётся судорожно искать переводы каждого слова в интернете, иначе под фоткой в инсте может собраться армия русских патриотов. Правда, Джастин Бибер, бл*дь?

Мы не будем спускаться глубже и вспоминать, что любую картину так же нужно уметь «читать», что для её понимания, необходимо знать биографию автора (хоть немножко) и считаться со временем, в котором он жил. Сейчас мы говорим только о распространении. А с распространением текстов сложнее. Почему?

Всем нам лень читать.

Один человек, на просьбу прочитать мою повесть, ответил: я не умею. No comments.

Как я писала выше, для свободных художников достаточно много площадок и возможности найти своих поклонников. Также всем нам достаточно просто найти «тот самый арт», пройдясь по тегам. Избежать встречи с фуррями сложно, но можно.

Площадок для писателей в русской сети предостаточно, но… они все говно. Кроме одной. Но вы мне не поверите, когда я ее назову.

Подавляющее число авторов это домохозяйки и ватники. Все лауреаты и победители, но, к сожалению, не по жизни, а по сетевой литературе.

Начнём с пожилых. Самиздат. На сайте есть конкурсы, конечно по фантастике, топы, альманахи. Но я нифига не понимаю, когда захожу на него. Похоже на список литературы в конце диплома. Без вычурного, долбанутого названия не обойтись.

Проза.ру и стихи.ру не меняются, наверное, с 2000-го, с года создания. Захожу на первый сайт, читаю, что «На сегодняшний день 9 июня 2020 года опубликовано 9 014 299 текстов». И как в этой помойке найти того самого, близкого и честного? На главной странице список, больше похожий на список учителей на сайте школы, чем Ф.И.О. авторов.  Справа новости современной литературы – где и кому поставили мемориальною доску. Больше всего мне нравится стихи.ру, очень уж там смешные дамы.

Ничего хорошего ни на одном сайте я не находила. Это просто бездна, в которую можно смело плевать, не опасаясь, что она плюнет в ответ.

Более молодой сайт, это» Бумажный слон». На нём я сидела чуть дольше, поэтому рассказать о нём легче. Сначала плюсы: автор может выставить только одну работу за сутки, а это, на мой взгляд, очень круто. По крайней мере, у тебя есть возможность увидеть свой текст в «новом», он не исчезнет в потоке за несколько секунд. Опять же конкурсы разной степени сложности, дуэли, что прикольно.

Но если вы пишете, вам не захочется долго там выставляться. Три года назад я зарегилась, осмотрелась, никого не нашла и ушла. Пару недель назад решила глянуть и увидела всё тех же людей. В основном на литсайтах автор и читатель находятся тет-а-тет, если дело идёт к срачу, то это битва двух умов. На самиздате обсуждения выделены отдельно, правда, мне выпала одна политота, а на прозе особо и нет ни у кого комментов, даже у популярных авторов.

А вот в «Слоне» процветает тусовочка. Оближи ближнего своего и будешь облизан. Опять же, толпы домохозяек, строчащие пошлые мещанские стишки и рассказики, нализывают завсегдатаям исторических пабликов, клянущихся повторить. Те лижут в ответ. Лижут по-разному: иногда отзывом, иногда посвящением. Есть, конечно, молодёжь, чаще всего технари, пишущие слабенькую фантастику, но они остаются в тени. Конструктивная критика может существовать только в том случае, если критикующий – автор. Читателей там не ждут, только графоман писатель сможет оценить тяжкий труд другого графомана писателя. Пожалуйста, текст, сравниваемый комментаторами с работами Кафки.

«С мужем у нее не сложилось, типичный алкаш оказался, она его выгнала и осталась без алиментов с двумя ребятишками. Трудно приходилось, да она жила по извечной поговорке: «А кому сейчас легко?». Обитали у нее мама — пенсионерка и тетка одноглазая — инвалид с детства.

И вот как — то раз звонит она вся в слезах и говорит, что бывший муж, не раз отсидевший за пьяные разборки, повадился к ней ходить и на нервы капать. Видите ли, давай сойдемся, я теперь весь такой положительный — спокойный — закодированный. А не согласишься — я всех вас порежу и а потом и себя заодно. Что ответить?

— В полицию,- говорю,- обращайся. Хотя понимаю, что семейные разборки для органов — пустой звук.

И стала я думать как подруге помочь. Решила к ней лететь , чтобы на месте разобраться, с мужем посоветовалась — он ни в какую, скандал мне устроил. Что делать?

И подругу спасать надо, и мужа своего я не на помойке нашла, ссориться не привыкла. Да и страшно. Вдруг, думаю, пырнет меня муженек ее бывший и поминай как звали!

В таком вот раздрыге, уставшая от всего сижу на диване, рядом муж злой, насупленный, да сынок резво смартфон терзает.

И вдруг происходит удивительная вещь — только что мы у себя в Краснодаре на диване грустили, как сию же секунду на другом диване, в Мурманске, все трое, ошарашенные, головами крутим.

А напротив с открытыми ртами моя подружка растрепанная в халате, дочки ее близняшки и тетка с матерью. Глазами хлопают. Как говорится, «картина Репина «Приплыли».

Первой подружка очухалась:

— А что это вы здесь делаете?- спрашивает.

И сама на мужа косится. Тот, как был дома без майки, в одних трусах, так и перед ними явился.

— Не знаю, — отвечаю».

А я знаю! Это сюрреализм, так автор сказал. Больно.

Последний сайт, который худо-бедно работает, это фикбук. Вам больно? Но я ведь знаю: вы тоже оттуда.

Помимо того, что он удобен, там нет никакой сформированной тусовки, это единственный сайт, где я реально случайно находила достойные работы. Их всего две, но это на две больше, чем где-либо ещё.

Конечно, сложно оценивать фикбук бесстрастно, зная, что это пристанище омеговерса,  слеш-пейрингов на реальных людей и кроссоверов на любой вкус. NC-21, конечно. А разные отрывки из шедевров фикбука сделают любой день особенным. Но правда остаётся правдой: среди молодых задротов искать проще, чем среди старых.

Вот, просто пример:

«Мой отец любит меня. Я вынуждена повторять себе это каждый день. Когда он пропадает неделями, под утро внезапно оказываясь в моей родной кухне. Когда он гремит кастрюлями, звенит тарелками, уютно шипит подсолнечным маслом — эдакий домашний папский шум. Когда, удрученно бормоча себе под нос, он точит мои ножи. Я его не просила, но, Лана, как же ты проживешь с такими ржавыми и тупыми ножами? Не дело. Девочка всегда должна иметь при себе острое лезвие, чтобы компенсировать то, что отняла у нее беспощадная биология.

Mon papa m’aime. Daddy loves me. Я вынуждена повторять себе это каждый день, когда он криво улыбается и подмигивает мне из телевизора, где беспомощная розовая репортерша завороженно спрашивает его, каково это — быть открытым людоедом в наши предубежденные времена. Не так уж сложно, успокаивает ее отец, закинув ногу в клетчатой брючине на ногу. Надо только быть богатым и уметь радоваться жизни. Дура, овца. Спросила бы лучше, каково быть ребенком из плоти в доме того, кто пожирает плоть.

Мой отец знаменит в своих кругах. Его книги следует брать осторожно, лучше в сыромятных перчатках, или обернув руку домашним полотенцем; его слова кусаются так же болезненно, как и он сам. Люди всегда ведутся на скандал и опасность, веря, что именно их они не затронут, подтверждая психологический феномен веры в собственную избранность. Теперь он может ни в чем себе не отказывать. Костюмы, пиджаки, стена трубок ручной работы — он сознательно отравляет себе легкие, чтобы не сожрали конкуренты».

Одно время у них были хорошие идеи: фестивали отзывов и критика. Фестивали исчезли, критика платная. Спасибо, беты ещё за помощь денег не берут.

С таким огромным наплывом текстов, как сейчас, становится труднее отделить зёрна от плевел и возникает логичный вопрос.

Что делать?

Писать в стол и сжечь тексты вместе с собой на площади, как тибетский монах.

Этот вариант, наверняка, многим не подойдёт…

Ладно. На многих сайтах есть определённые правила. Чужое не публиковать, рознь не разжигать и тд. На том же фикбуке удаляются дневники. Как бы ужасно это ни звучало, но, возможно, стоит устроить небольшие гонения на мир сетевой литературы? К примеру, не давать автору добро на публикацию, пока он все запятые правильно не расставит.

Тогда ещё вопрос – а судьи кто? Кто будет иметь право вето на онлайн-публикацию? Если доверить это людям, мы, не сразу, получим элиту, толкающую своих знакомых в самый зад топ.

Может, ИИ?

Редакторы текстов онлайн существуют давно, так же, все знакомы с сайтами, проверяющими текст на оригинальность. Второе, конечно, спорно, но небольшой вес иметь может. К примеру, +/-5 очков Гриффиндору. Да и чистить текст от масляного масла иногда необходимо.

Если с пунктуацией и грамматикой мы покончили, то есть ещё проблема с логикой текста. Пока что этим занимаются корректоры за деньги, но, раз уж ИИ сам способен писать рассказы и стихи, то в будущем, красной линией могут быть выделены и «спрятанные глаза в колени», а члены, наконец-то, перестанут «поднимаясь, улыбаться». Конечно, если вы не поставите необходимые теги абсурд или сюр.

Удивительно, сайта ещё нет, а я уже в чёрном списке.

Всем нам с вами ясно, что правильность логики и построения текста не делает произведение произведением. Но оценивать каждый текст, как часть искусства, чтобы выставить на всеобщее обозрение, мы не можем – читателям решать, шлак это или нет. Перед судом, дайте шлаку выглядеть достойно.

Выкладывать сырой, неотредактированный текст не здравая мысль, но графоманы не воспринимают никакой критики. Графоманы не работают над текстом, над сюжетом и персонажами, ведь это кощунство! Даосская мудрость: автор так видит. А значит, текст совершенен, никакой правки быть не может. Однако, если он будет тыкать на кнопку «опубликовать» и всегда получать отказ от бесстрастного судьи, хотя бы на одной площадке, часами мучая свой «идеальный» абзац, никак не вдупляя, что не так с «ибо воистину», небезнадёжному автору будет легче найти своего читателя. В любом случае, обиженный автор всегда может издаться в печати.

Черная Коза
Черная Коза
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.