Путин и старенький учебник истории

Скучно и одиноко сидеть в бункере, когда снаружи цветет жизнь, люди выходят из карантина и едут на шашлыки, занимаются дипломатией и геополитикой. А ты все так же в бункере, и на парад к тебе никто не приедет, и даже Песков уже не щекочет тебя усами, потому что Песков недавно переболел, и у него в усах микробы. И в этой тоске ты пишешь статью «75 лет Великой Победы: общая ответственность перед историей и будущим».

Примерно так я себе это представляю. Ну что, давайте разбираться, что там накропал наш Вождь, куда деваться. Чтобы как-то оттянуть знакомство непосредственно с текстом, я расскажу небольшую предысторию создания этой статьи. 19 сентября 2019 года Европейский парламент принял резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы». Если в двух словах, то Евросоюз осудил сговор нацистской Германии и Советского Союза по разделу Польши, с которого, по общепринятой историографии, и начинается Вторая Мировая. В этом есть логика. Ведь если мы обвиняем тех, кто пришел и откусил половину с запада, то почему не возникает претензий к тем, кто пришел с востока и откусил себе то, что осталось. А пакт Молотова-Риббентропа позволил державам провернуть это, не опасаясь развязывания войны на два фронта. Кроме того, в резолюции осуждается нападение Союза на Финляндию и захват прибалтийских государств.

Путин так разволновался, что после оглашения резолюции трижды за неделю впадал в натуральную истерику на всех мероприятиях подряд: на саммите СНГ, на заседании оргкомитета «Победа» и на собственной прессухе в декабре. Такое ощущение, что особенно его задели слова «Россия остается главной жертвой коммунистического тоталитаризма, и процесс ее становления как демократического государства будет сталкиваться с препятствиями до тех пор, пока ее правительство, политические элиты и средства пропаганды продолжают обелять преступления коммунистов и прославлять советский тоталитарный режим». В итоге Путин пригрозил написать грандиозную статью про то, как начиналась Вторая Мировая. Видимо, она должна была окончательно обелить преступления коммунистов и так прославить советский тоталитарный режим, что ни у кого не останется вопросов. И вот, скучая на карантине без щекотливых усов Пескова, Путин накатал простыню в 50К знаков. Поистине исполинский текст — меня с таким объемом читать не будут, его и подавно.

Что происходит дальше? Оригинал статьи выходит на английском (с хрена ли?) в задрипанном журнале National interest. Реакционное, неоконовское и мало кому из американцев симпатичное СМИ. Почему именно там? Судя по всему, нормальные издания отказались браться за такую топорную публицистическую халтуру. К тому же нынешний главред, Дмитрий Саймс, заодно является виднейшим пророссийским агентом влияния в американских медиа. С чего я взяла? А с чего он вместе с Вячеславом Никоновым ведёт общественно-политическое ток-шоу «Большая игра» на «Первом канале»? Отстреляется у Эрнста в эфире — и бегом свой журнальчик неоконовский выпускать.

Что касается граждан РФ, то они получили русик только на следующий день. Видимо, российский президент не имеет права обратиться с программной статьей через официальные кремлевские СМИ, пока не закончится эмбарго по материалу у американского National interest. Это не позор. И не унижение. Я не знаю, что это.

Статья вышла настолько монументально огромной, настолько квадратной и кирпичной, и написана таким ужасным английским языком, что в оригинале ее прочитал всего один человек — я. И мне было плохо. Ни реакции, ни отзывов, ни даже срача вокруг статьи не было. Потом несколько изданий сделали краткую выжимку, но даже их никто читать не стал. Никому этот маразм не показался интересным или хотя бы значимым. На Reddit народ плевался. Поэтому сегодня, когда изо всех утюгов повалило, что кусочек статьи репостнул The Washington Times, я чуть с табуретки не опрокинулась. Перечитала еще раз, ффух, так это Washington TIMES. А я по привычке увидела Washington POST. Post — это очень крутое и уважаемое СМИ. Times — это лажа. Еще более упоротое и стремное издание, чем детище Саймса. Да, с широким охватом, но все равно стремное.

Я сейчас на пальцах попытаюсь показать, как это выглядит. Представьте, что Трамп (!) пишет статью на русском (!) после чего публикует ее на «Взгляде» (!!!), а через несколько дней американские СМИ начинают праздновать тот факт, что отрывок статьи вышел на «РиаФАН» (!!!#!%$!). Ладно, это неважно. Одинокого старика в бункере обманывает вся его обслуга, вся пресс-служба, бывает.

Признаюсь, я, увидев корявый английский оригинал, хотела слиться и убежать. Наверно, я бы так и поступила, если бы не одно «но». Я в жизни две вещи ненавижу: свеклу и лживое, мудацкое лицемерие. А статья с него и начинается. Вот этот отрывок:

«Часто задаются вопросом: как нынешнее поколение себя поведёт, как поступит в условиях критической ситуации? Перед моими глазами молодые врачи, медсёстры, порой вчерашние студенты, которые сегодня идут в «красную зону», чтобы спасать людей. Наши военнослужащие, в ходе борьбы с международным терроризмом на Северном Кавказе, в Сирии стоявшие насмерть, – совсем юные ребята! Многим бойцам легендарной, бессмертной шестой десантной роты было 19–20 лет. Но все они показали, что достойны подвига воинов нашей Родины, которые защитили её в Великую Отечественную войну»

А ничего, что без Путина весь этот героизм даже не потребовался бы? Кто за 20 лет развалил отечественную медицину бесконечными сокращениями и оптимизациями? Кто впрягся в сирийскую авантюру, обслуживая интересы зерновых и нефтяных олигархов, и чтобы иметь рычаги для логистического шантажа на мировой арене? А вот шестую роту — шестую роту не прощу.

Помните же, как все было? Был у нас один Путин. Был он тогда еще простым ИО, но очень хотел стать президентом. И в рамках популистских предвыборных мероприятий нужно было скорее прекращать Вторую Чеченскую войну. Поэтому 29 февраля первый замкомандующего ОГВ Геннадий Трошев торжественно объявил об окончании полномасштабной войсковой операции. Трактовалось это заявление как полное завершение фазы боевых действий. И вдруг на следующий день практически целиком погибает рота десантников, странным образом заведенная собственным командованием в заранее заготовленную засаду. 84 погибших. Никакой разведки. Куча грубых ошибок при организации колонны. Никто из своих не пришел на помощь. Владимир Сварцевич, военный корреспондент ТАСС, «Известий», агентства «Рейтер» так писал об этой трагедии:

«Полегла рота псковских десантников, 84 человека. Но начальник штаба ВДВ (он сейчас на пенсии) раскидал эти потери на неделю. Когда в день два десантника погибает – это одно, а 84! И моя задача была не просто доказать, что было не так, но рассказать, как это было. Ситуация была неоднозначной, никакого героизма не было, откровенное предательство ребят конкретными лицами нашего командования. Бросили десантников туда, не знаю куда – ни разведки предварительной, ни информации. Я поехал в дивизию, которая кипела негодованием по поводу случившегося. Мне предоставили копии боевых донесений, копии шифрограмм и даже запись радиопереговоров роты со штабом группировки. Вопреки запрету контрразведки удалось поговорить и со свидетелем гибели парней – с пацаном, которого послал погибший в том бою комбат Марк Евтюхин, чтобы он рассказал правду. За ночь материал был написан, я составил полную хронику происходившего по часам и минутам. И впервые назвал реальную цифру погибших в одном бою. Все было правдой. Но патетические слова, которые якобы Марк Евтюхин сказал по рации: «вызываю огонь на себя» – были не правдой. На самом деле он сказал: «Вы козлы, вы нас предали, суки!» Но информация со страниц газет идет прямо в историю, и можно немного слукавить во имя того, чтобы будущие солдаты и офицеры знали, как достается защита отечества. Вот пример патетики».

И молчали.

Неделю молчали. Почему? Потому что 26 марта должны были пройти тогда еще первые выборы Путина. А почему заговорили? Потому что журналисты из относительно независимых СМИ (были тогда и такие) начали копать, куда же подевалась целая десантная рота из Пскова. И то факты приходилось вытягивать клещами. Всей правды мы не знаем до сих пор. Путин постоянно грозится обнародовать секретные документики про Вторую Мировую. Пусть лучше про Вторую Чеченскую секретные документики опубликует — вот это будет чтиво.

В общем, Путин гордится гибелью ребят погибших из-за бестолковых и продажных штабистов, и чья гибель едва не была заметена под ковер, ради рейтинга все того же Путина. Класс.

Ладно, вернемся к статье. Я могу с наслаждением писать комменты к каждому предложению Путина, но для бедной аудитории будет лучше, если мы разберем смыслообразующие тезисы, которые могли бы быть интересны условному западному читателю. Их не так много, если вылить всю водичку. Сразу их перечислю:

1) Запад сам расшатывал систему европейской коллективной безопасности, а СССР упрямо миротворствовал и, как мог, уберегал мир от сползания в глобальный конфликт.

2) Польша сама виновата, что ее распердолили.

3) Лига Наций оказалась бесполезной организацией, давайте не допустим, чтобы с ООН случилось то же самое.

4) Давайте соберемся постоянной пятеркой Совбеза ООН и заново переподелим мир на «Ялте-2».

В статье много слов о вкладе и потерях, но этого мы касаться не будем. Другая тема, к тому же абстрактному западному читателю в последнюю очередь интересно, сколько там нас пало под Ржевом.

Начнем. Главный недостаток статьи, лишающий ее права называться не то что научной, но даже журналистской, — абсолютная однобокость в подаче материала. Мол, французы, британцы, американцы, поляки, да вообще все, кроме Сталина, постоянно вели какие-то тайные переговоры по дележу территорий. И только один СССР ничего такого не делал. Я не вступаюсь за Британию, Францию, США и прочих, более того, сама могу накидать куда больше фактуры, но важно другое. Путин, президент России, являющейся правопреемницей СССР, — последний человек на земле, у которого есть право выдвигать подобные обвинения.

Забыли, кто первым начал раскачивать мир после Версальского договора? А такая штука, как Рапалльский договор вам о чем-нибудь говорит? Это соглашение между РСФСР и Веймарской республикой по восстановлению дипломатических отношений. По сути, это первый полновесный договор двух непризнанных и изолированных на тот момент стран. «Благодаря этому договору Красная Армия получала возможность использовать технические достижения немецкой военной промышленности и изучать современные организационные методы немецкого генштаба. Рейхсвер получил возможность готовить группы лётчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию, а также тайно обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии, таким образом игнорируя ограничения Версальского договора».

СССР вообще ложил на любые договоренности большой прибор. К примеру, договор о ненападении между Польшей и Советским Союзом действовал с 1932 года. После того, как Польша при разделе Чехословакии подцепила себе Тешинскую область, Сталин грозился аннулировать это соглашение, однако в итоге признал, что оно остается в силе. Об этом было заявлено в совместном заявлении с Польшей от 1938 года. Через год Союз оккупировал свой кусок Польши, вообще без смущений.

Путин пишет: «Лига наций не смогла предотвратить и конфликты в различных частях мира, такие как нападение Италии на Эфиопию, гражданская война в Испании, агрессия Японии против Китая, аншлюс Австрии». При этом забывает уточнить, что в двух случаях СССР сам способствовал дестабилизации ситуации. Вы, например, в курсе, что существовал пакт о невмешательстве в гражданскую войну в Испании? У нас почему-то об этом не говорят. Ни в учебниках, ни в секретных документиках. Так вот, среди подписантов были и Союз, и Германия. После того, как Германия начала интервенцию в поддержку Франко, Союз почему-то решил, что ему тоже можно, и начал открыто топить за республиканцев. При этом остальные участники договора более-менее держали себя в рамках приличия (кроме Франции, но у нее это хоть прямо под боком творилось). Что касается Японии против Китая, то не напомнить ли вам, что СССР сам де-факто оккупировал маньчжурскую Внутреннюю Монголию через марионеточное правительство, которое отчитывалось перед Сталиным, словно какая-то Маньчжурская ССР. Союз сперва позволил Японии использовать КВЖД для транспортировки войск против Китая, а потом и вовсе продал ей свою долю в управляющей компании, вопреки действующим соглашениям. Из-за этой КВЖД мы, кстати, сами с китайцами повоевать успели.

А помните, с чего началась ремилитаризация Рейнской области? Гитлер обыграл остальные державы, воспользовавшись куцым и на перспективе бестолковым франко-советским пактом о взаимопомощи. Он настоял на том, что Германия ощущает себя в кольце врагов и имеет право подготовиться к потенциальному конфликту. Так советские дипломаты подарили нацистам прекрасный повод запустить оружейные фабрики на полную мощность.

О том, что случилось с Прибалтикой, мы уже писали в другом материале (там вообще много интересных мыслей о феномене советского колониализма), но повторение — мать учения.

«Эстония, Польша и Латвия заключили с СССР пакт о ненападении в 1932 году. Но стоило только Союзу оформить дружбу с нацистской Германией (тот самый пакт Молотова — Риббентропа), в котором имелся маленький секретный вкладыш о разделе Восточной Европы по понятиям (СССР получал Эстонию, Латвию, Финляндию и восток Польши), как тут же все прошлые договоренности потеряли смысл. 17 сентября СССР ввёл войска в Польшу, объявив советско-польский договор о ненападении от 25 июля 1932 года утратившим силу, а прибалты и финны, чтоб не спугнуть их заранее, получили клятвенное уверение, что «в отношениях с ними СССР будет проводить политику нейтралитета«. Что из себя представляет охуенный советский нейтралитет эстонцы узнали уже через две недели. Сперва Союз фактически организовал морскую блокаду их портов, а затем товарищ Молотов дипломатично заявил: «Советскому Союзу требуется расширение системы своей безопасности, для чего ему необходим выход в Балтийское море. Если Вы не пожелаете заключить с нами пакт о взаимопомощи, то нам придется искать для гарантирования своей безопасности другие пути, может быть, более крутые, может быть, более сложные. Прошу Вас, не принуждайте нас применять силу в отношении Эстонии».

Следом за Эстонией к «взаимопомощи» на тех же условиях примкнули Литва и Латвия. Только финны, получив предложение, от которого нельзя отказаться, взяли и отказались, что и стало прологом к русско-финской войне. В 1940 году, абсолютно не стесняясь, СССР на выпущенных картах красил Прибалтику в тот же цвет, что и себя. В том же году Союз заявил, что прибалты плохо выполняют пакт о взаимопомощи, поэтому чтобы «не применять силу«, надо усилить военные группировки на территории Литвы, Латвии и Эстонии, а заодно сменить правительства на более советизированные».

Кстати, да, почему в статье нет ни слова про вторжение советских войск в Финляндию в 1939 году? Между прочим, из-за этой войны мы оказались ЕДИНСТВЕННОЙ страной, которую выперли из Лиги Наций за все время ее существования. Настолько коряво и несправедливо она была обстряпана даже по меркам тех времен, когда сильные державы сжирали слабых просто потому, что «я могу».

А почему в статье нет ни слова про Венгрию? Была же такая страна. И между прочим принимала не последнее участие в предвоенной дипломатии. Чехословакию на самом деле разорвали на куски не две страны, Польша и Германия, а три — Венгрия получила кусок Подкарпатья. Почему про это не сказано? Ах да, мы же друзьяшки. Путин и Орбан любят друг друга. А любимым мы многое готовы простить.

Ну и самое главное, о чем Путин вообще забыл. В Европе тех лет существовал более-менее функционирующий механизм коллективной безопасности. Это, так называемый, пакт Бриана — Келлога. Его подписали вообще все. Кроме Швейцарии, ну да кому она нужна? Его суть сводилась к тому, что подписанты клялись не использовать войну как средство национальной политики. К слову, этот документ стал впоследствии фундаментом для Нюрнберга. Однако, что вышло из благородного начинания? А нации просто перестали называть «войну» — «войной», и все, проблема решена. Таким образом, японское вторжение в Маньчжурию, итальянское — в Эфиопию, советское — в Финляндию и Польшу банально не были оформлены как войны. Не было ни объявления войны, ни дипломатии, ничего. Просто на горизонте возникали маленькие зеленые человечки и перли вперед.

Такое ощущение, что Путина в бункере заперли с двумя книгами. Над ними-то он и свихнулся. Одна из них — школьный учебник по истории. За любой год. Любого класса. Они все примерно одинаковые. А вторая книжка, хе-хе, — это сталинская послевоенная книга «Фальсификаторы истории«. Я читала ее и хохотала: там не то, что статья Путина, там вообще вся риторика Путина и кремлевских чиновников касательно истории Второй Мировой. Слово в слово, аргумент в аргумент. Больше того, книга Сталина ЛУЧШЕ, потому что хотя бы написана по горячим следам, на русском языке и предельно жестко. Еще бы, ведь эту публикацию готовил не наш серенький КГБист Пыня, а сам Коба, очень талантливый литредактор, что признаю даже я. Почитайте эту книгу, хоть нормальную фактуру для споров с либеральной оппозицией наберете. Да, Союзнички сами косячили и крысятничали — во что Сталин безжалостно тыкает. Однако тогда люди понимали, что речь идет о Realpolitik. Все так делали, а виноватым назначался тот, кто облажался и попался. Как в дженге: каждый утаскивал по кирпичику, но вина на том, на чьем ходу мировой порядок окончательно наебнулся. Статья Путина — это жалобное нытье, которое я терпеть не могу. Ганс, мы что, злодеи?

Так, теперь про Польшу. К полякам, чехам, прибалтам, короче ко всем нашим бывшим советским лимитрофам у нас ложилось совершенно скотское и лицемерное отношение. Я наблюдаю его не только у Путина, но вообще у всех окружающих. Какое вам дело до того, что они творят у себя в стране? Ну валят они эти памятники бронзовым солдатам и Коневу. Это их суверенное право. Ах, вам не нравится, что вам не благодарны? Вы же такие все из себя воины-освободители, да? Это как раз в том вот школьном учебнике написано. А для Польши и Чехии мы — оккупанты, которые прогнали нацистов и заняли их место. Вас удивляет, почему нас хорошеньких никто не любит? Давайте на примере Польши объясню.

Польша. Нормальная такая страна средних сил и возможностей, которая, действуя строго в парадигме послевоенного раздела, ищет у кого бы отжать земельку, и при этом виляет, чтобы земельку не отжали у нее. Но она находится между двух ультимативных хищников: слева — Гитлер, справа — Сталин. Польша пытается держать нейтралитет между ними. Поэтому Польша дружит с Францией, наивно надеясь на ее поддержку в случае чего. А еще она пытается построить новый блок из прибалтийских государств. Встав во главе, конечно же. Как мы уже говорили, с СССР удается заключить пакт о ненападении. Затем Германия создает «Антикоминтерн«, альянс держав против СССР, и приглашает Польшу присоединиться. Польша отказывается по двум причинам. Во-первых, для включения в клуб придется отдать немцам Данциг (а поляки к нему уже прикипели), во-вторых, Польша все-таки не хочет ввязываться в эти игры и продолжает изображать Швейцарию. Тогда Гитлер идет к Сталину и предлагает растащить Польшу. «А давай!» — говорит СССР и с тесаком в руке отправляется кромсать апельсин.

Путин пишет: «Отмечу в связи с этим, что в отличие от многих тогдашних руководителей Европы Сталин не запятнал себя личной встречей с Гитлером, который слыл тогда в западных кругах вполне респектабельным политиком, был желанным гостем в европейских столицах». Ага, а сколько союзных держав запятнали себя совместным армейским парадом с Вермахтом?

Потом встал вопрос: что делать с пленными польскими офицерами? Земелька — это славно, но этих-то куда девать? Давайте в лес. Так СССР произвел массовое убийство пленных польских граждан. В лесу потом откопали не менее 20 000 трупов. Если сейчас хоть кто-то пикнет, что это была провокация нацистов, — отправитесь читать академика Семирягу.

Война не стоит на месте. Вот уже Советы гонят захватчиков к Берлину. А на пути — снова попадается Польша. Злая такая Польша, готовая к антифашистскому восстанию, а там еще и СССР подбадривает: вы только начните, а мы сразу подоспеем и вместе фашне засадим. Ну и? Поляки сами себя вооружили, сами себя организовали и сами же Варшаву освободили. И что дальше? А ничего. Советские войска стоят себе на том берегу Вислы и стоят. В бинокль пырятся на происходящее и ржут. Два месяца так стояли, пока немцы не перегруппировались и не отбили Варшаву обратно, завершив все массовой казнью бунтовщиков. 165 000 погибших и еще 270 000 раскиданы по принудительным работам разной степени концлагерности. Реально цвет нации. А там уже и Советы в город вошли, легко выбив то, что осталось от немцев.

Ничего не сделали. Даже артиллерией не поддержали. А когда самолеты Союзников запросили право посадки на территории под контролем СССР, чтобы ну хоть от имени США-Британии помочь полякам, хоть жратву и лекарства людям передать, наши отказали. А почему? А потому что у Советов уже имелось в рукаве готовое коммунистическое правительство Польши в изгнании. И Союз понимал, что в случае успешного восстания поляки отдадут власть национальным героям, а не советским марионеткам.

Про то, как весело полякам жилось под пятой СССР, бесконечно строившим им то больницы, то театры, можно ознакомиться здесь. Про преследование и вербовку католических священников написано в статье Рышарда Грыза. Из совсем недавнего, можно припомнить, как мы угробили все польское правительство во главе с Качиньским об березу под Смоленском.

Внимание, вопрос. Как после всего этого, к нам должен относиться среднестатистический поляк? Целоваться? Обниматься? Тем более, когда мы не только не приносим извинений, стоя на коленях перед польскими неграми, но даже не в состоянии держать политику отстраненного нейтралитета. Лично Путин прямым текстом в программной статье рубит, что поляки сами мудаки, а мы на белых конях. Ну вот, для них бронзовый солдат — это, как для нас памятник Паулюсу в Волгограде.

Нахуй, музыкальная пауза. Песенка как раз про Варшавское восстание. Наслаждайтесь, а я покурю и вернусь.

По поводу двух последних пунктов выскажусь кратко. Несмотря на то, что в них заключается главный месседж статьи, адресованный западному истеблишменту, выглядят эти тезисы беспомощно, как слепые котятки.

Ну, что там у нас? Путин хнычет, чтобы у него не отнимали кнопку «Вето» в ООН. Я его прекрасно понимаю. Потому что это последний реально действующий дипломатический инструмент влияния на мировую политику. Посмотрите статистику: начиная c Сирийской интервенции наши дипломаты дергают стоп-кран, как заядлые онанисты. Больше МИД ничего не умеет. Все остальное Лавров и Захарова прококаинили. А, ну еще Петров и Боширов. Кстати, куда вы их дели? Милые ребятки были.

Как будто без российского вето ООН перестанет работать, и система коллективной безопасности рухнет. Будем честны, ООН и раньше не могла остановить конфликты с участием крупных держав, а уж после перехода к прокси-войнам и вовсе превратилась в бесполезную трибуну. ООН остановила США в Ливии? ООН остановила Россию в Сирии и Украине? Но Путин — раб кнопки. Для него это последняя форма контакта с внешним миром. Морзянка такая, ветоидная. Как СССР выкинули из Лиги, так и нас кикнули из G8 и прочих цивилизованных организаций. Причем за те же самые грехи: за то, что срали на эту самую коллективную безопасность и вовсю курочили соседей по СНГ.

И если вы думаете, что западный читатель этого не видит, что они в сумме думают как-то иначе, то я вас расстрою. Именно так путинские реваншистские метания со стороны и выглядят.

Что касается Ялты-2, то это и вовсе розовые мечты. Путин без шуток думает, что мы на равных можем сидеть за одним столом с Китаем и США? Что мы хотя бы на уровне Франции и Британии значимся? А Германию почему не приглашаем? Или Японию? Или Бразилию с Индией? Да нас саудиты нефтяным плевком с ног свалят, если захотят. С Союзом, между прочим, именно это и произошло.

У него страна обворована и разраблена, хлопки громыхают, тут подтопляет, там подгорает, мосты разваливаются, дизель сотнями тысяч тонн в реки утекает, Сечин и Миллер просрали все, кроме своих собственных сверхзарплат, с эпидемией не пойми что, — а он все в Ялту рвется. Неисчерпаемый ресентимент. Сперва Пыня в бункер затащил Россию, а потом от России в бункер спрятался сам. Бункер-матрешка — наша новая национальная идея.

Хватит тешить себя иллюзиями. Ни в какой великой стране мы не живем. Мы живем в более-менее цивильном государстве второго мира, которым рулит дряхлеющий авторитарный компрадорский режим. Нынешняя власть держится только благодаря сырьевой ренте и вопиющему жлобству и жмотству по отношению к собственному населению. Часто говорят, мол, начни с себя, занимайся своим делом, и страна потихоньку поднимется. У меня только один вопрос — в какой момент за моим делом придут рейдеры-чиновники?

Все, у нас нет никакого президента. Он в бункере, физически и ментально. Это президент-аутист, которому его публицистические писюльки важнее программы по развитию страны. Правда, я только в такие моменты вижу в Пыне робкое движение маленькой души. Он верит, в то, что говорит. И это страшнее всего, потому что вместо хитроумной бестии, вроде Сталина, у нас в бункере сидит геополитическая обиженка.

Окей, хрен с ней с демократией. Не было ее и не надо. Не жили свободно, нехуй и начинать, я поняла. Но можно, чтоб хотя бы realpolitik был нормально реализован? Раз уж всем это вперлось. Ведь это все равно невозможно без индустриализации и повышения уровня жизни собственного населения. Вон, Гитлер автобаны и заводы строил, Рузвельт железной рукой вытащил США из Великой Депрессии, Хрущев кукурузиной всему миру грозил. Где хотя бы магистраль Москва-Казань?  Что у нас еще не спизжено из советского наследия? Почему вместо новых градообразующих заводов — храм с фуражкой Гитлера?

Мы так и не бросили эту фуражку в жерло вулкана и все надеемся, что найдется кто-то, кому она будет по размеру.

Риалина
Риалина Магратова

 

 

Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.