Ни вины, ни вина

Сначала как трагедия, потом как фарс, а потом как откровенная халтура, где всем участникам взаимно наплевать друг на друга, хочется уже отстреляться поскорее и уехать домой бухать. Снова и снова. Случай с Ефремовым, показывает, что взаимная деградация творца и общества способна породить такой тандем, который «Гражданину поэту» и не снился.

Ладно, дети из будущего, начнем, как всегда, с фактуры, на случай, если вы чего-либо упустили. 8 июня 2020 года здоровенный и тяжеленный внедорожник Grand Cherokee Михаила Ефремова, и без того довольно противоречивого и одиозного персонажа, на полной скорости влетел в фургон доставки интернет-магазина. За рулем фургончика сидел Сергей Захаров, курьер, который никому со своим высшим техническим образованием в нынешней России не сдался в свои 57 лет. Захаров — насмерть, а Ефремову, что ему сделается в таком-то броневике? По факту освидетельствования выяснилось, что Ефремов в жопу пьян и вдобавок ко всему накокаинен.

Дальше начался невероятно скучный и тягомотный тяни-толкай: посадят или отпустят. Каждый нагревался на хайпе, как умеет. И новостники, включая, разумеется, Малахова с его феноменальным нюхом на грязное белье, и колумнисты отчеркнулись. Кто-то, подобно Макогону, делал кирпично-каменную рожу и говорил, что закон суров, но он закон для всех. Откуда такая отрешенность? Ну, у либеральной публики как-то принято было считать Ефремова своим после проекта «Гражданин поэт», в которым Ефремов ехидно и истерично зачитывал графоманские вирши Быкова, чей реальный уровень — фельетон в беззубом «Крокодиле», а обилие воды превращало каждый стих в разваренный клейстер без конца и края. Герой Болотки. Премию «Политпросвет» дали — самого Навального обделив.

Другие сперва радостно зубоскалили и рвали мяско у оступившегося собрата, подогревая публику. А потом вдруг пришло озарение: стойте, братцы, да это ж нашего линчуют! Через неделю практически вся творческая интеллигенция (этот термин уже до такой степени обмазан говном, что его можно и нужно употреблять именно в данном контексте) встрепыхнулась и встала на защиту Ефремова. Иначе получалось, что глубинный народ, какие-то простолюдины и ноунеймы из сети, вовсю куражатся над поверженным небожителем и устраивают над ним судилище. Знаете же этот известный лубок «Мыши кота хоронят»? Вот нечто такое по итогам первых дней и вырисовывалось.

Любые идеологические и стилистические разногласия были отброшены: взыграла классовая и цеховая солидарность. Потянулись вереницы защитников Ефремова, но, поскольку все они там одинаково распущенные и разомлевшие от сладкой жизни долдоны, то получилось так себе. Первыми прибежали торопыжки Гармаш и актер из «Современника» Стебунов. Гармаш пытался тихонько переговорить с родственниками Захарова, чтобы запулить им компенсацию морального вреда (а это, если правильно обыграть, минус одна треть от срока), но был отфутболен. А Стебунов героически сопровождал Ефремова в ментовку.

Знаете, в чем косяк? Как говорят СМИ:

«Михаил Ефремов, до того, как в состоянии алкогольного опьянения врезался 8 июня на Смоленском бульваре в фургон, что стало причиной гибели водителя фургона Сергея Захарова, заработал неоплаченных штрафов на 36500 рублей. В основном Ефремов нарушал правила парковки и превышал скоростной режим.

У приехавшего к Ефремову Ивана Стебунова оказалось 34 нарушения. Он большой любитель проехаться с ветерком на своем Мерседесе GL 400. Правда в отличие от Ефремова почти все штрафы Стебунов оплатил.

У Сергея Гармаша оказалось 39 нарушений ПДД. Всего за несколько дней до трагедии с Ефремовым Гармаш на своем Генезис G80 также вылетал на встречку, как и Ефремов».

А дальше уже само собой понеслось. Православный-почвенник Лунгин призвал морально поддержать Ефремова. Либеральный сторонник гражданина Поэта, журналист Ермолин назвал всех, кто принял участие в травле (sic!) Ефремова «уродами». Там вообще космический пассаж: «Все, кто ненавидел Ефремова за его яркий и остроумный антипутинизм, вы победили. Он — горький пропойца, наркоман и убийца. Мало этого? Ладно, он — исчадие ада. Успокоились? Только, ради Бога, заткните свои вывернутые истерикой, смердящие рты». Александр Домогаров сумел удивить всех, с апломбом призвав, блядь, в ответ на травлю бойкотировать тупорылых зрителей: «У меня нет никакого желания выходить к вам на сцену. Мы богема, мы увядшая культура, мы не несём ничего хорошего. Не ходите в театр! По крайней мере — на мои спектакли. Я богема и артист, который вам и вашим чувствам отдавал силы, жизнь, — я никогда не буду к вам, зрители, теперь чувствовать уважения». Литвинова наша, Ренаточка, попросила проявить к Ефремову «милосердие«. Аполиты, патриоты, либерасты единым фронтом сплотились вокруг проказника-фрондера Ефремова.

Последний гвоздище в гроб фарса вбил адвокат Ефремова Эльман Пашаев (все лицемерные уловки и манипуляции которого можно пролистнуть списком), попытавшийся объяснить, ну как же можно было до такой степени уйти в загул. Он сказал буквально следующее: «Михаил выпил, но сел за руль, чтобы выручить друга. Уверяю вас, это очень добросовестный человек, он не будет как-то выкручиваться, что-то придумывать, чтобы избежать наказания». И сел за руль пьяным как «очень добросовестный человек». А потом адвокат уточнил, что Ефремов в этот момент был выпивши, поскольку в тот день как раз был православный праздник. День Святого Духа. А по кокаину треснуть — это, чтобы гарантированно благодать словить?

И на этом фоне риторический вопрос «сядет \ не сядет?» отъезжает на второй план. Честно? Не сядет. Во-первых, вот вам подборочка реальных прецедентов, от вице-президента «Лукойла» и сынка Сергея Иванова до локальных звезд, типа Радзинского и Витаса, — все находят способ соскочить. Давить холопов — это издавна неотъемлемое право любого барина. О «милосердии» говорит уже тот факт, что удолбанный в хлам Ефремов по наркоте проходит всего лишь свидетелем. Ой, а потом в баре, где Ефремов насинячился, магическим образом стерлись видеозаписи. И родственников неподкупных стали на полном серьезе обвинять в том, что они артачатся и набивают себе цену. Ишь ты, вымогатели какие, решили нажиться на попавшем в беду артисте. А потом или состояние здоровья сидеть не позволить (еще бы, так нажираться), или амнистия какая подвалит, или все это на несколько лет затянется и само собой как-нибудь да разрешится, пока Ефремов будет на дому жертву изображать.

Не думайте, что на элиту и даже на обслугу этой элиты распространяются те же законы и нормы, что и на обыкновенных россиянеров. Типичный мужичок из глубинки за кражу пяти пачек масла и по почкам в участке получит, и в СИЗО помаринуется, и на лесоповал на пять лет отъедет. По году за пачку. Полный пансион, короче. А элитарии привыкли к другим условиям, их в тюряшку нельзя. Их даже в судах мурыжить, как принято, не стоит, иначе сердечко расшалится. Люди тонкой душевной организации, аристократия.

Что касается зрителей, здесь Ефремов уже не знает, как ему донести до россиян простейшую вроде бы мысль: срал он на всех. В Самаре в 2018 году он такой же ужратый, как и за рулем, прямым текстом послал всех нахуй. А его все равно любят. В интервью МК в ход пошла тяжелая артиллерия: «Наш народ не ребенок, а мерзкая подростковая гнида. И я не хочу как-то повлиять на эту гниду своим искусством, влиять на нее бессмысленно».

А ведь это даже не перфоманс. Это не отвязный акционизм в духе Бреннера. Это особая смесь инфантилизма и безнаказанности. Просто нажрался и забыл текст, а потом принялся скандалить с залом. Вот и весь творческий замысел, без какого-то двойного дна и скрытых аллюзий. Финальным аккордом стало признание Ефремова, озвученное несколько дней назад: «За руль ни Путин, ни кто-то другой садиться в тот вечер не просили… Где я и где политика? Я не имею отношения к оппозиции, не имею отношения к политике. Ничего не имею против личности Путина. Почему я должен плохо относиться к человеку, который нас кормит, — нас, людей искусства, деятелей кино. Ведь все мы помним, в каком упадке была культура раньше… Я артист, клоун, а не оппозиционер. Это моя работа».

А сейчас будет грустно. Грустно и тошно. Знаете, дорогие зрители, мерзкие гниды, почему Ефремову на вас насрать? Потому что кормите его не вы — кормит его Путин. С серебряной ложечки. А вы так, плебс. Когда клоун оправдывается тем, что он клоун, это не смешно. Это вообще провал всего цирка. Клоун, побросав торты с дерьмом в зрительный зал, бежит лизать пятки шапитмейстеру. Перед неграми и холопами на колени вставать зазорно, а перед Путиным или Кадыровым — совершенно естественно, на уровне лакейского рефлекса.

Лучше всего подытожил господин Бабченко, скорее живой, чем мертвый:

«Выпивали мы как-то с Ингеборгой Дапкунайте в одном ресторанчике на бульварах… Блин, всегда хотел это написать. Но — правда, выпивали. До войны еще. К сожалению, не вдвоем. Была компания. И Ингеборга. Да, у неё правда такой акцент. И Михаил Ефремов.

А за соседним столиком выпивал этот, как его, ныне пресс-алкаше «Роснефти»… Михаил Леонтьев. А это как раз разгар революции, Болотная, мы здесь власть, все дела.

И Леонтьев.

И Миша Ефремов дружески так с Мишей Леонтьевым через столик пошучивает, посмеивается, чокается. Я приохуел, конечно — я тогда еще приохуевал от таких вещей, не понимая, что нет там никаких разделений, что это одно сословие, что различия только в том, что один читает со сцены оппозиционные стихи, а второй читает со сцены путинские государственнические стихи, а потом они спускаются каждый со своих подмостков, искренне радуются встрече и идут вместе выпивать.

И никаких других там быть не может. Других эта потомственная каста отторгает.

Я, как наивный другой, подохуел, повторюсь, и спрашиваю — вы чего, ребят, делаете? С кем пьете?

На что мне говорят — ну, Миша с Мишей с детства дружат, что ж им теперь, свою святую дружбу предавать из-за каких-то там глупостей типа революции и репрессий?

Я тогда встал, ушел в другой кабак.

Когда вернулся, Ефремов с Леонтьевым уже обнимались за одним столом. Точнее, Леонтьев пересел за стол оппозиционеров. И все они вместе радостно и дружно шутковали под акцент Ингеборги.
Я плюнул, выматерился и ушел.
А тут смотрю месяц назад — афиша. Михаил Ефремов приезжает с «Господином хорошим» в Киев. В ноябре.
Полез посмотреть, как там наш оппозиционный мальчонка.
Да все хорошо у оппозиционного мальчонки.

На «России 1» с крымнашистом путиноидом Стояновым (советник дирекции филиала ФГУП ВГТРК «ГТК «Телеканал Россия», член Совета по Общественному телевидению) скетчи про Нашего Великого Президента делает. Вполне себе такой лизоблюдский ролик в стиле «Фитиля» — высмеивает мелкие недочеты на местах, но когда в дверях появляется Фигура Великого с Нимбом на Голове — реально, как богоподобное существо показана только лишь светящаяся святая фигура с нимбом — то, как и положено, вытягивается в струнку, кланяется, и целует песок».

Ну, и где теперь «яркий и остроумный антипутинизм«? Вы ослепли, что ли? Потешного фрондера от оппозиционера отличить не можете? По той же причине и Навальному доверять нельзя: молодых и легковерных активистов из штабов мордой в стол прессуют, а самого главного оппозиционера, чуть что сразу отпустили в Барселону глазик лечить, зеленкой залитый. На Мохнаткине вертухаи в колонии, как на батуте прыгали, а он свои регулярные пятнадцать суток ареста за подвиг выдает. Просто роль у него такая, клоунская. И маску, в отличие от пропитого Ефремова, еще хоть как-то держит. Дело даже не в оппозиционерстве, как таковом. Будь Мохнаткиным, будь Платошкиным — совершенно не важно, насколько ты заигрался во фронду. Важно — кто ты в табели о рангах, там все расписано: кому можно толпы с плакатами собирать, а кому можно бутылку в жопу запихнуть. Запомните, в России не действуют идеологические различия, это замануха для раскола пассионариев на секточки, — у нас реально работает только классовое неравенство. Рулят несменямые касты, а не сиюминутные политические приспособленцы.

Знаете, есть все-таки один способ на них воздействовать. И это бойкот. Только бойкотировать их должны не вы (вы не способны), а сам шапитмейстер или же толстые рекламодатели. Вспомните случай с одобряющей домашнее насилие Тодоренко. Стоило на секунду забыться, вякнуть своим длинным языком очередную херню, как крупные бренды по цепочке начали расторгать с ней контракты. Что тут началось! И «извините», и «не так поняли», и деньги на благотворительность, и фильм в поддержку жертв. Только верните, верните бабло за рекламу памперсов! И та же самая линия защиты: проявите милосердие, человек оступился, не будем разводить травлю.

Эти люди не оступились — они обосрались, запятнав свою репутацию до такой степени, что в любой нормальной стране они бы получили волчий билет и не увидели сцену до конца дней своих. Но — только не в России. Потому что нельзя оскорбить россиянина, нельзя опустить его еще ниже. Его апатию и гражданское равнодушие невозможно расшевелить. Он так и будет голосовать за Путина и поправочки, а вечером перед телеком — кнопкой голосовать за говно в лицо: за Малахова, за Ефремова, за Гармаша-Домогарова-Литвинову. Потому что в вас ни гордости, ни самоуважения, ни брезгливости. Только те же инфантильный задор, раболепие, нахальство и спесь. Ни огня, ни льда. Ни там, ни тут.

Такое вот шапито получается…

И, сама будучи клоунессой, авторитетно заявляю, что такого позора наша профессия еще не видела.

Риалина
Риалина Магратова

 

Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.