Белая революция

С усмешкой вспоминаю, как в конце 2019 года люди массово жаловались на скуку и безвременье. Что ж, двадцатый год стал отличной встряской, в которой, возможно, нуждалось все человечество. Словно кто-то в душном тамбуре открыл форточку, а впустил ураган. Коронавирус, обострение мировых конфликтов, беспорядки в США, мировая рецессия. И вот у нас под боком, вот там, в Беларуси, — просто руку протяни — разразилась революция. Там в прямом эфире вершится история. И наш долг состоит в том, чтобы ее запомнить и осмыслить.

Поэтому начнем с хроники событий. Прошло меньше недели, а у многих уже сложилось ощущение, что все так или иначе кончилось: Лукашенко проиграл, свободный белорусский народ победил. Не будем торопиться с выводами. Счастье на войне переменчиво, а история — муза непредсказуемая и веселая. Однако логика действительно указывает на то, что исход будет таким. Будущее Батьки предопределено — а вот будущее Беларуси пока скрыто в тумане, проникнуть сквозь пелену которого не способен никто. Украинский Майдан лагерем стоял три месяца, с ноября до февраля, а потом в три дня захватил все административные здания в Киеве, поставил беркутовцев на колени и прогнал Януковича. Царская Россия, как ерничал Розанов «слиняла в три дня». Лукашенковская диктатура слиняла за неделю. Давайте же посмотрим, как разворачивались события.

ХРОНИКА

Воскресенье 09.08

С самого утра в стране обрублен интернет. Лукашенко уже знает, сколько процентов наберет на выборах, и знает, что народ это не оценит. Белорусы регулярно устраивали бучу после выборов. Но стоило взглянуть на то, как за неделю до голосования Тихановская собирает в Минске митинг на 60К человек, чтобы понять: в этот раз реакция последует жестче, чем обычно.

Уже к вечеру объявляют предварительные результаты. Лука набирает 80%. Однако удовольствие от победы мгновенно портят два проеба. Первое: официальные данные вообще не бьются с независимыми опросами (это еще можно пережить) и экзит-поллами в других странах (это подрывает легитимность намного сильнее). Во-вторых, тут же с места вскакивает Польша и заявляет, что все это фальсификация и гонево, таких результатов они не признают, а завтра вообще пойдут пихать друзей по ЕС, чтобы донести до них эту мысль.

Белорусы в крупных городах начинают стекаться на центральные площади. Пока это преимущественно молодежь и активисты. У них четко обозначенная гражданская позиция, большинство изначально настроены критично и даже имеют некоторый протестный опыт. Однако нет ни четкого плана, ни лидеров, ни структур, ни единого координационного штаба. К тому же с обрубленной связью согласовывать действия и так достаточно затруднительно. Идут к площадям интуитивно. Вот тут хорошо описаны растерянность и разрозненность первого дня.

Вдруг начинается совершенно охуелое винтилово! Важно понимать, что оно действительно неожиданное и действительно охуелое. Да, собравшиеся видели, что вокруг них собираются менты. Но это необязательно должно что-то иметь в виду. Акция белорусов, изначально мирная (у них вообще все акции цивильные и мирные, у них нормальный опыт мирного протеста без битья витрин, грабежа и поджогов), вдруг получает мощнейший и агрессивный отпор. Очевидно, Лука, накрутив на палец кольцо всевластия, отдал приказ без жалости мочить всех, кто в этот праздничный день усомнится в его легитимности. Поцацкались с детишками — и хватит. Кульминацией беспредела становится знаменитый автозак, на приличной скорости проехавший сквозь толпу. Один из демонстрантов встречу с автозаком не пережил. Первый труп — считайте.

Восстанты, естественно, начинают отбиваться. Кидают файеры, встают в сцепки. В Минске на скорую руку возводят баррикады (хрень там, а не баррикады, будем честны), однако никакой пользы они не приносят. Менты задействуют водометы, светошумовые гранаты (из Чехии, хорошие гранаты — спасибо, чехи, мы вас любим!), ну и классику римского строевого боя с демократизаторами. У нас Росгвардия любит на детских утренниках такое показывать. Восстанты вынуждены рассредоточиться и ныкаться по дворам. Силовая победа за ментами.

С более, боевым, скажем так, опытом, в первый и другие дни, можете ознакомиться в очерке белорусских анархов.

Понедельник 10.08

С самого утра мир начинает потихоньку дробиться на тех, кто признал Луку легитимным и на тех, кто отказал ему в праве кошмарить свой народ. Самым первым поздравлялку направил Китай — оно и понятно. Китай всю новейшую историю топит за то, что суверенный правитель в своем суверенном государстве может пидорасить подданных как душеньке будет угодно. Ну, как они сами с уйгурами поступают, например. Следом к поздравлениям присоединяется наш родной Пыня. Всего поздравлянтов восемь стран, среди них еще президенты Казахстана, Азербайджана, Молдовы, узбекистанский лидер Шавкат Мирзиеев, а также киргизский и таджикский президенты — Эмомали Рахмон и Сооронбай Жээнбеков. Такой вот узкий круг ограниченных держав.

Интернет все еще не работает. Однако все больше людей начинают пользоваться средствами для обхода блокировок. В конце концов, там же не мужик с топором рубанул по проводам, нет, если блок на уровне провайдера, а инфраструктура жива, то вполне может помочь сервис, типа Psiphon. Забавно, что в то же время, когда были обрублены все мессенджеры, новостные порталы и Youtube, у многих белорусов спокойно открывались развлекательные сайтики с сериальчиками и игрушками. Как там Вконтач каждый раз говорит, «Лучше дома», да? Отдельный ржач был, когда Лука пытался повесить отключение интернета на злых зарубежных врагов.

Даже здесь Лукашенко умудрился косякнуть. Отсутствие новостей, информационный вакуум толкнули белорусов в ряды аудитории телеграм-блогера Нехта (Nexta — но он не Некста, а Нехта, типа «некто»). Нехта стал эдаким информационным агрегатором и руководителем протестов одновременно. Он и раньше был довольно заметным оппозиционным вещателем, но после выборов его аудитория начала стремительно прибывать по нескольку сотен тысяч подписотов в день, и сейчас, наверняка, уже перевалила за 2 млн. Он публикует присланные фотографии, видео, рассказы очевидцев, предупреждает о ментовских маневрах и подкидывает идеи для протестного активизма.

В Белоруссии на Нехту, в миру 21-летнего Стэпана Путило, уже лежит папка уголовных дел высотой с трактор, а самое свежее грозит обернуться 15 годами тюрьмы. Россия уже выразила готовность выдать его, если б могла. Ну и что? Ведь чувак учится, работает и живет в Польше! А Польша, вряд ли сольет паренька Батьке, как это, например, с радостью сделала бы Россия. У нас всякие там протестные блогеры — вообще классово чуждый элемент. Стажировался в «Белсате». Славный товарищ. Следует иметь в виду, что абсолютно прозападный, а конкретнее — пропольский. Впрочем, это не делает его ни лживым, ни некомпетентным. Просто… пропольским.

Появляются робкие ростки забастовочного движения. Пока на уровне отдельных цехов. США также озвучивают свою позицию. Разумеется, они против узурпатора.

Во вторую ночь восстанты ведут себя агрессивнее всего. Менты пока еще не очень хорошо организованы, а в протестующих потихоньку закипает злоба за вчерашнее насилие. Именно в эту ночь поступают сообщения об использованных коктейлях молотова (и как минимум одно из них точно является действительностью) и о том, что теперь уже восстанты таранят ментов на своих машинах. Омончики применяют все те же спецсредства, резиновые пули, газовухи и слеповухи. Один из протестующих пытался откинуть светошумовую, но она взорвалась у него в руках. Второй труп. Чехи, браво!

Как уже было сказано, протест крайне неоднороден, многие продолжают придерживаться мирной тактики. Ментов это не останавливает. Под раздачу попадают все, включая журналистов. Но есть и ложка меда: ведь среди этих журналистов присутствуют гнусно авторитарно-ватные персонажи, типа Пегова. Наверняка ездил делать репортаж про майданутых белорусо-бандеровцев. Карма, ты сука.

В понедельник, когда кровь уже пролита, умудряются обделаться два наших любимых медиагероя.

Зюга — по-коммунистски: «Я хочу поздравить белорусский народ и Лукашенко с успешной выборной кампанией. Эта братская республика в который раз демонстрирует свое достоинство, понимание того, что нужно прийти и дружно голосовать. Наши представители были на этих выборах, мы официально обращались к белорусскому народу с призывом проявить благоразумие, а также проявить волю и характер. Я послушал оппозицию. За спиной нет ни опыта, ни знаний, ни понимания проблемы, ни программы, кроме самоотрицания. Белорусский народ не примет такую оппозицию. Белорусский народ не принял нашествие фашистов – каждого третьего положили на алтарь победы»

И Гундяев по-патриаршески: ««Вы неизменно уделяете внимание вопросам духовно-нравственного состояния людей, о чем свидетельствует, в частности, плодотворное взаимодействие органов государственной власти с Белорусским экзархатом», — отметил Предстоятель Русской Православной Церкви в поздравительном послании.

Святейший Патриарх Кирилл выразил надежду на продолжение сотрудничества, «призванного способствовать консолидации народа, реализации социально значимых проектов и инициатив, просвещению и патриотическому воспитанию молодого поколения, утверждению в обществе непреходящих идеалов милосердия, мира, добра и справедливости»»

Вторник 11.08

Вторник — самый тяжелый день. Чувствуются усталось и безнадега. Тихановскую на диванчике в ЦИКе пятеро негров двое КГБшников принудили отказаться от президентских амбиций и призвать народ сдаться. После чего вышвырнули в Литву. Говорят, показывали кадры с мужем в карцере и угрожали членам ее штаба. Муж, кстати, там и остался, для надежности.

К слову, кремлеботы любят корчить из себя идиотов: «Да как же это можно было Лукашенко, крепкого хозяйственника, м-у-ж-и-к-а, променять на эту слабую бабищу, у которой и программы нет?!». Эти люди неверно понимают ситуацию. Тихановская изначально не была политической фигурой. Все, что она обещала белорусам, — это допустить до выборов посаженных и изгнанных кандидатов, после чего организовать чистый и прозрачный процесс с международными наблюдателями. Все! А большего и не надо. К тому же на данный момент белорусы хоть за табуретку проголосуют, лишь бы не за Лукашенко. К тому же табуретка имеет ряд конкурентных преимуществ: а) не приказывает ментам пиздить гражданских б) не ворует в) не мешает жить и работать г) не носится с приставным стульчиком, по имени «Коленька» и не прочит его в новые табуретки. О том, какой Лука лапочка на самом деле, мы поговорим чуть позже.

Мало кто верил, что идея с забастовками начнет вовлекать все новые и новые предприятия. Список ширится. Работяг, как могут, запинывают обратно под лавку, но не выходит.

После боевой второй ночи, ментам окончательно сносит крышу, и они начинают откровенно беспредельничать. Ранее машинки бибикали в знак поддержки восстантов — все, хватит, машинки изымаются. За ночь и в течение дня перевинчено столько народу, что в СИЗО элементарно не хватает места, и прибывающих людей сгоняют во внутренние дворы. Кстати, я в детстве не задумывалась, почему дядя Пиночет собирал политзаключенных на стадионах. Теперь поняла: тюрьмы не резиновые.

Лука тем временем буднично спрашивает у аграриев, как там дела с надоями. Ничего более важного в стране не происходит.

Проходят первые акции памяти. На улицы массово выходят женщины в белом. Тоже встают в сцепки. Собираются у СИЗО, пытаясь хоть что-то разузнать о судьбе близких. Оттуда доносятся крики и звуки пыток. Если кого-то отпускают, толпа снаружи аплодируют — но скоро они перестанут это делать. Потому что за аплодисменты менты начинают ломать оставшихся сильнее.

А вот здесь происходит переломное, на мой взгляд, событие. Я уже пребывала в довольно мрачном расположении духа. Мне (да и не только мне) казалось, что звериной жестокостью омончикам удалось затолкать протест в бутылку. Как вдруг случилось то, что на языке политтехнологов и диванных экспертов называется «сакральная жертва», а обычные люди говорят «лютый пиздец».

Представьте, едет обычная машинка. Папа, мама, пятилетняя девочка. Менты опять перекрыли кусок дороги. И вдруг кто-то рядом такой: «Бибип». И все, ментам срывает башню, они начинают выбивать у машины все стекла, сбивают зеркала. Осколки ранят девочку на заднем сидении. Папу оформляют в отделение до следующего утра. А девочка вся в крови, плачет: «На нас напали бандиты»?

«Нет, доча, это милиция нас защищает от иностранных координаторов».

На следующий день протестующие придут на площади с этой фотографией.

Среда 12.08

Ночью и днем силовики будут обстреливать окна из которых доносится «Позор», либо откуда восстантам кричат куда бежать.

Айтишники, одна из распиаренных на ряду с работягами опор режима, начинают присоединяться к протесту. Женский «белый» протест становится массовым. Еще бы, после вчерашней бойни.

Олигархи, предприниматели, осколки оппозиционных предвыборных штабов и все функционирующие околополитики создают Народный Фронт Иудеи «Фронт национального спасения», рассчитывая сыграть вдолгую, задолбать режим легальными средствами, а там, глядишь, и подхватить власть, если та упадет и покатится по асфальту.

Появляется первая серьезная пробоина в легитимности проведенного голосования. Удается раздобыть запись того, как глава районной администрации в Витебске заставляет комиссию переписать результаты в пользу Лукашенко. Сам Батька наконец-то перестает обсуждать картоху и надои и созывает силовиков. В это же время Прибалтика выдвигает властям Белоруссии ультиматум о прекращении насилия. И совсем интересное явление, к сожалению, оставшееся незамеченным даже самими белорусами — к протесту присоединяются зэки в тюрьмах.

У нас третий труп. Омончики переусердствовали в обработке нерадивого 25-летнего восстанта в участке, после чего стыдливо скинули его в больничку, где тот и погиб от нанесенных травм.

В целом, резюмирую, количество насилия не переросло в качество. Несмотря на устроенные во вторник репрессии, на улицы вышло не меньше, а больше людей. В протест вовлекается все больше обывателей, все больше людей старшего возраста и женщин. А попробуй остаться аполитом, когда тебя могут поставить на колени посреди улицы просто за косой взгляд на мента, который в плохом настроении и полчаса никого не пиздил. Параллельно раскручивается маховик забастовок — это самое эффективное оружие. Особенно против Луки, который все эти годы усиленно делал вид, что он за простых работяг.

К счастью, снижается общий градус насилия. Начальники силовиков поняли, что слегка переборщили и решили слегка придержать коней. Однако разрозненные акты насилия, разумеется, продолжают случаться тут и там. А вот в СИЗО продолжается трэш — это их суверенная вотчина, и они чувствуют себя там полноправными хозяевами. К тому же из всех ментов самые отвратительные — это вертухаи.

СМИ: Задержанных протестующих в Беларуси избивают до полусмерти и ...

Четверг 13.08

Лукашенко начинают покидать самые верные его соратники — тележурналисты с госканалов. Не подумайте, что это совесть проснулась или после фотографий окровавленной девочки что-то такое внутри заскребло. Нет, просто они самые опытные и прожженные политические шлюхи, одними из первых чувствующие, что ветер переменился. Ну ладно, хоть так.

К тележурам присоединяются силовики. Один за другим начинают сжигать форму, срывать погоны и смывать их в унитаз. Может, сами ужаснулись того, что творят. Может, поняли, что если проиграют, то парочку мясников при новой власти точно отправят под суд. А может, испугались ответки. И того, что в Телеге появились каналы, посвященные деанону силовиков, где публиковались их лица и адреса. Так или иначе. Еще один шаг вперед.

Эти выступления дополняют обращения медиков и бизнесменов. За вычетом редких эксцессов дневные протесты становятся нормой. Менты идут на попятную, мол, вы мирно протестуете, а мы мирно наблюдаем в стороночке. Что ж, сука, в первую ночь мирные протесты заколбасили? Представители зарубежной диаспоры также осуждают Лукашенко. Вообще, чем дальше белорус от КГБ, тем он как-то становится критичнее, что ли.

Если вдруг кого-то интересует, что в это время продолжает твориться в тюрьмах, отсылаю к прекрасному репортажу Лядова об изоляторе Окрестина.

Пятница 14.08

К забастовке подключаются новые предприятия. Среди них уже есть системные. Полный список на пятницу был таким. Возможно, был кто-то еще, но это не точно.

«ГРОДНОАЗОТ»
«СВЕТЛОГОРСКХИМВОЛОКНО»
«ГОМЕЛЬСКИЙ МЯСОКОМБИНАТ»
«БЕЛОРУССКАЯ АТОМНАЯ ЭЛЕКТРОСТАНЦИЯ»
«БАКУНИНСКИЙ АВТОРЫНОКГОМЕЛЯ»
«МИНСКИЕ ТЕПЛОВЫЕ СЕТИ»
«МИНСКИЕ КАБЕЛЬНЫЕ СЕТИ»
«ГРОДНОПРОМСТРОЙ»МИНСКИЙ ЗАВОД ШЕСТЕРЕН (МЗШ)»
«МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД (БМЗ)»
«МИНСКИЕ ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ СЕТИ»»ТЭЦ-4»
«МИНСКИЙ МОТОРНЫЙ ЗАВОД» (MM3)
«МИНСКИЙ ЗАВОД КОЛЕСНЫХ ТЯГАЧЕЙ» (МЗКТ)
«МИНСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН»
ГРОДНЕНСКОЕ ХИМВОЛОКНО
«МИНСКИЙ ЭЛЕКТРОТЕХНИЧЕСКИЙ ЗАВОД ИМ. В. И. КОЗЛОВА»»ЗОВ»
БЕЛОРУССКИЙ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКИЙ ЗАВОД (БМЗ)
НАФТАНБЕЛШИНА»АТЛАНТ»
«БЕЛАРУСЬКАЛИЙ»
«БелОМО»

Работяги выходят на протест в спецовках и очень заметны среди толпы. Если верить словам одного олдфажного анарха, у нас в 1991-1993 был примерно точно такой же бардак. Когда работяги в каком-нибудь городишке вытаскивали мэра на сцену за ухо, спрашивали у него чего-то по существу, а он от них убегал пожарными лестницами.

Людей начинают выпускать из ментовских скотозагонников. Вместе с ними наружу просачивается инфа об ужасах пыток. Впрочем, если кто-то знаком со стандартными вертухайскими практиками, то для себя он не откроет ничего нового. И да, потерпевшие с разрывом кишки инородным предметом тоже в больницу поступали, не переживайте.

В своих башнях из слоновой кости очухиваются ученые и тоже пишут заявление о неприемлемости происходящего. Председатель президиума Национальной академии наук Белоруссии Владимир Гусаков, старый козел, устраивает комедийную сцену с воплями: «Мы набирали молодежь, а они неуправляемые! Что они делают в лабораториях, никто не знает! Представляете, ученые против насилия!»

Продолжаются дневные протесты. В то же время накал страстей заметно снижается, и многие боятся, что белорусы успокоятся на этом этапе, схавают пару диктаторских подачек и обещаний, да и разойдутся. Я так не считаю: дни Лукашенко сочтены в любом случае. И если менты вновь станут проявлять жестокость, мобилизация протеста прозойдет в кратчайшие сроки.

Лука задвигает классическую диктаторскую речевку о врагах и тунеядцах: «Не скажу, что катастрофа какая-то или уж слишком перенапряжена ситуация, но проблем хватает и вопросов хватает, которые необходимо решать. Мы сегодня уже абсолютно четко видим, что происходит. Видим сегодня действующих лиц. Как мы и говорили, заводаторами этого всего и организаторами являются люди из заграницы. В первых рядах идут люди с криминальным прошлым, притом приличным криминальным прошлым. Ну и наши — где дети, где не совсем уже дети.

И когда подло (это вот не по-мужски) заезжают со спины и бьют этих ребят — милиционеров… И парень напополам переломился, позвоночник поломан, он на всю жизнь инвалид. Скажите, а как матери этого ребенка? Да, плохо, что синяки. Но синяки пройдут, а его уже на ноги не поставишь. А переломанных сколько ног, конечностей! Почти около сотни человек пострадали!

Не высовывайтесь вы сейчас на улицы! Поймите, что вас и наших детей используют как пушечное мясо! Сегодня уже понаехали сюда из Польши, Голландии, Украины, с этой открытой России, Навального и так далее и тому подобное. Уже агрессия началась против страны.

А как военному человеку действовать? Мне что делать в этой ситуации? Вы хотите, чтобы я сидел и ждал, пока Минск вверх перевернут? Единственное, попрошу и министра, и других: мы все-таки славяне, если уже человек упал и лежит, его не надо избивать».

Вот оно, сука, президентское милосердие — лежачего не бить. И менты сами, конечно же, никого со спины не бьют. Причем даже не исподтишка — а вполне честно, поставив перед этим на колени.

«Вони же діти!» — любят кричать хохлотролли. Ну да, дети там тоже есть. Почитайте, что сделали с 16-летним пацаном. И не надо вот этих «а подойдет к вам такой «мальчишка» с автоматом, и что тогда»? Тогда я его гасану. Но вот так пытать уже обезвреженного, захваченного и неопасного человека могут только вертухаи:

«В реанимации 3-й детской больницы лежит 16-летний Тимур М. Подросток находился в коме после избиения карателями.

Парня задержали 12 августа на Каменной горке на остановке, а уже 13 августа из Партизанского РУВД доставили в больницу. Его избили во время задержания, потом в автозаке, после этого несколько остановок делали и тоже били. Его также били электрошокером по пяткам, говорили, ты сейчас будешь петь гимн ОМОНа, он отказывался, после этого его голову опрокинули, его держали, в рот засунули палку и забивали ее. Тимур говорит, что ему еще повезло — мужику, который был рядом, палку в прямую кишку засунули, а 14-летнего парня били по промежности.

Список диагнозов :

— черепно-мозговая травма
— сотрясение головного мозга
— открытый перелом скуло-орбитального комплекса
— судорожный синдром
— параорбитальная гематома справа
— множественные ушибы мягких тканей и конечностей
— травматические эрозии роговицы обоих глаз.

Тимур до сих пор в реанимации, он из многодетной семьи, где девять детей. Он учится в школе, увлекается рыбалкой».

В Минске прошла крупная акция у Дома правительства. Восстанты скандировали «Власть — к ответу!» и «Выходи!». Никто не вышел. В центр были стянуты более серьезные силовики, но обошлось без насилия. С другой стороны, я знаю, что многие недовольны тем, что протест становится конфетно-букетным, люди кричат «милиция с народом!» и лезут селфиться с омончиками после всего, что они вытворяли в предыдущие дни и в изоляторах. Провокаторы, знаете ли, бывают не только агрессивными — как будто мирильщиков, леопольдов и остужателей протеста не существует. Но до тех пор, пока идет какой-то прогресс, они кажется, готовы это терпеть. Больше всего решитальная часть восстантов опасается, что Лукашенко начнет тянуть время, менты начнут обниматься, а протест окажется слит.

Суббота 15.08

Операторы анонсируют продолжение отключений интернета, обещают делать это в ночные часы, но практика показывает, что будет это делаться тогда, когда удобнее ментам. На площадах собираются митинги на несколько тысяч человек. Менты продолжают подкошмаривать народ, но это происходит как-то вяло и уже входит в привычку у тех, и у других.

В Минске проходит акция памяти.

И вообще на выходных жизнь затухает. Все, включая журналистов, отправляются хлебать борщи. Мы используем затишье, чтобы проанализировать ситуацию. В понедельник Лука планирует начать объезжать заводы. Посмотрим, что из этого выйдет. Вся движуха начнется на следующей неделе. А пока обе стороны зализывают раны и отдыхают.

В завершение мы бы хотели сослаться на слова и опыт одного реального майдановца, написавшего свое мнение в один из ТГ-чатиков:

«Ты там вроде хотел моего экспертного мнения, как человечка прошедшего / пережившего две революции. Так вот, то что я сейчас читаю, то что я сейчас вижу из разных источников (официальных и не официальных), с одной стороны не может не радовать, с другой стороны заставляет задуматься. Первую стадию Вы уже точно прошли. Стадию запугивания. Вы молодцы!!! Вы крутые!! Вы выстояли!!!! И показали, что Вас сломить и запугать достаточно сложно и практически невозможно!!! Я вот прям даже не ожидал, если честно. Я бы даже сказал, что практически не верил в это. Но…. Есть одно большое НО… Судя по риторике официальных лиц разного ранга, Вы переходите ко второй стадии. Стадии заигрывания. Козырь сейчас у Вас в руках. Но вот козырь ли это? Сейчас с Вами попытаются договориться, ослабить градус противостояний. Будет куча извинений. Бацька возьмет все вопросы под личный контроль. Кого-то из официалов даже посадят. Рабочим нехеровую зарплату, пенсионерам прибавка к пенсии и т.д. и т.п. НО это будет завтра-послезавтра. А сегодня скорее всего не будет ни жестких задержаний, ни кучи ментовни на улицах. Сегодня Вам дадут почувствовать себя победителями. Это будет чувство победы и общего ликования. Охренительное чувство, я Вам скажу. Но эта эйфория продлится не долго. От нее Вы быстро устанете. Повыходите еще пару-тройку дней, похлопайте, покричите, а дальше огород, дачи, работа и пр. И так по-тихоньку все сойдет на нет. А собрать всех по новой будет уже ну очень трудно. Так вот, чтобы этого не произошло, Вы должны забить на личную жизнь, на какие-то личные интересы и прочую фигню, типа шашлыков по пятницам на даче. Вы должны каждый день, каждый час показывать, чего Вы хотите, чего добиваетесь. Только так, Вы сможете достигнуть своей цели. Ну и не забывайте, что у Вас, как и у нас, за столом есть еще один игрок, который разыгрывает свою карту»

Ретроспектива

Не думайте, что Беларусь это такой сказочный, почти семейный колхоз в котором всем руководит любящий и заботливый батя Лукашенко. Тут уже бывали свои конфликты. Тех, кому нужны подробные сведения отсылаю к инфографике у Tut.by. Мы же вкратце остановимся на самых значимых событиях.

Началось все еще в далеком 1995 году, когда Лука провел референдум, дающий ему полную власть над парламентом. Тогда же он фактически лег под Россию, что оценили не все. Тоже были уличные бои, от 30-60К человек выходили, ментов гоняли, как котят, некоторым даже пришлось спасаться от восстантов вплавь, скидывая доспехи на ходу. Беспорядки были намного круче — это теперь, в беззубое зумерское время мы стали забывать, что такое настоящая уличная герилья, а тогда и автомобили переворачивали, и все остальное. Между прочим, минчан помогал пиздить братский российский ОМОН. У вертухаев своя нерушимая солидарность. Эти события известны, как «Горячая весна» или «Минская весна».

В 2004 году Лука промахинировал референдум, дающий ему право переизбираться президентом сколько угодно раз. И этим правом он не преминул воспользоваться на выборах 2006 года. Это провоцирует начало «Васильковой революции«. Оппозиция (тогда еще существующая) выводит на площадь в Минске около 60К человек, разбивает палаточный лагерь и пытается засквотировать пространство. Несмотря на масштабы, протест подавляется на удивление легко. Достаточно дождаться очередного раскола в штабе оппозиции, по одному переловить лидеров и разогнать палаточный городок, оставшийся без командования и перспектив. В ту эпоху, когда протест не был безлидерным, все было проще. Любопытно, что тогда Лука грозился судить любых вышедших на улицу людей по расстрельной террористической статье.

Последней значимой акцией стала «Плошча-2010«. Это вновь протесты против несправедливых выборов, все те же родные 60К восстантов, вечно чем-то недовольных, избиение и обычных людей, и кандидатов в президенты, посмевших бросить вызов Луке.

Что же получается? Жульнические выборы, как и следующие за ними протесты, это, в некотором роде, рутина для белорусов. Есть стабильный актив в 60К зомбированных и обколотых наркотой тунеядцев, это число остается более-менее неизменным на протяжении всего правлении Луки. Да и сам Батька уже поднаторел в силовом подавлении инакомыслия — в том же 1995 лодку качали уж точно не слабее.

Что же пошло не так в этот раз? Впервые мы имеем такой массовый протест без руководителей. Да, есть Тихановская, но это не руководитель и даже не символ восстания, а, как мы уже говорили, та самая пресловутая табуретка, которая придает восстантам легитимность. «Наш, так называемый Дофин» при Жанне Д’Арк. Есть Нехта, но он не более, чем координатор и во многом случайно оказавшийся в этой роли. Подобно Вашингтону, он тоже вряд ли ожидал, что революция так затянет его самого. Пользуясь игровой терминологией, Нехта — это mission control, но не лидер. Если все удачно сложится, он с папаней, безусловно, получит в свое распоряжение мощные медийные ресурсы, однако административная власть ему не светит.

Лидера нет — но есть масса (причем масса и физическая, и медийная). Из-за рассеянности протеста восстанты наконец-то охватили все города Беларуси и перестали кучковаться в Минске. Впервые на сторону протеста в значимых количествах переходят менты и правительственные лакеи, впервые в игру вступает массовое забостовочное движение. Заметно усложнилось инфополе. Улучшилась коммуникация восстантов, появилось больше возможностей прорвать информационную блокаду, организованную властями. Из-за короновируса и глобальной рецессии оскуднел весь пул возможностей авторитарных режимов, в том числе и по взаимопомощи — Пыня нынче не может направить омончиков или ввести войска. По тысяче причин.

Приходят новые времена, новые люди. И нынешние 60К восстантов это не те же самые люди, что были в 1995. А вот Лукашенко — тот же самый. И с каждым прожитым в президентском кресле днем он все сильнее отрывается от реальности, отстает от времени и все больше считает себя не президентом, даже не председателем колхоза, а хозяином, барином с крепостными. Где все принадлежит ему: и люди, и недра. На тридцатый год правления безумие диктатора становится настолько очевидным, что против него восстает здравый смысл, восстает обыватель. Мы ругаем молодняк за их наивный идеализм и радикальные мечты. Но что, блядь, может быть наивнее и радикальнее, чем попытки старого автократа в XXI веке удерживать страну, словно какой-то брежневский колхоз? Да, молодежь может форсить идеи, к которым обществе еще не готово. Но такие старики у власти тащут общество в омут мракобесия, которое оно давно переросло. Палка о двух концах, любые экстремумы плохи.

Причины и перспективы

У нас часто любят изображать Беларусь таким островком стабильности среди постапокалиптических руин распада СССР. Вот, посмотрите, какие у них дороги, и производство, и IT-сектор. Некоторые поехавшие леваки полагают Лукашенко чуть ли не последним в постсовке социалистом. Ну да, он же возродил флаг Белорусской ССР (правда, без серпа и молота), держит в госсобственности предприятия, ну и все такое. Тех, кто дрочит на труп совка, вся эта фетиш-атрибутика очень возбуждает. Но что же на самом деле?

Феномен Беларуси в том, что она оказалась не готова к распаду СССР, её национализм, пусть и имеющий давние традиции, толком не созрел. Как мы писали некогда, любая империя является инкубатором для вызревания наций. И белорусская немного не успела. Как писал Константин Чарухин в работе «Беларусь: некоторые особенности переходного периода»:

«Напомню, что в сравнении с европейскими республиками СССР у Беларуси были крайне невыгодные стартовые позиции на период начала индустриализации: её недра бедны полезными ископаемыми (не считая калийных руд и торфа), нет прямого выхода к морю (в отличие от всех окружающих её стран), куцый слой плодородной почвы и капризный (переходный между континентальным и приморским) климат не благоприятствуют земледелию. После войны, во время которой нацисты истребили 82% белорусских евреев (около трети всех погибших), городское население “ославянилось”, ослабела классово-этническая корреляция. Именно под воздействием войны и послевоенного создания (восстанавливать было практически нечего) промышленной структуры нация приобрела нынешний облик.

Настоящая индустриализация края началась вместе с “нефтяной эрой” в советской экономике. Экономико-географической логикой можно объяснить преобладание топливного и нефтеперерабатывающего сектора в белорусском хозяйстве, в свою очередь развитая энергетическая сеть позволяла разместить ряд энергоемких производств на этой территории».

А рождению нации сильно способствует рост городов и развитие промышленного способа производства. К моменту распада СССР, они оказались не готовы. К тому же, как отмечал Чарухин, местная интеллигенция была сильна и многочисленна своими технарями, гуманитарии явно отставали. А мы прекрасно знаем, что именно гуманитарии формируют национальную повестку, порождают мифологию. Говно нации, которое её удобряет. Возможно, это оказалось и к счастью. На фоне всеобщего шока от неолиберальных реформ, в Беларуси советскую идентичность стали использовать как национальную. Причем, это началось еще до Лукашенко, при его предшественнике Кебиче. Как говорил основатель журнала «Прасвет» Дмитрий Исаенок:

«С момента распада СССР и до прихода к власти Лукашенко это правительство всячески тормозило попытки проведения рыночных реформ, и когда Александр Григорьевич у нас «воцарился», перед ним не стояло вопроса национализации промышленности, потому что она по-прежнему находилась в руках у государства. И парадоксальным образом получилось, что Лукашенко — это отец белорусского рынка, потому что до него рынок был ещё меньше.

Первое десятилетие нахождения Лукашенко у власти РБ была действительно таким полусоциалистическим государством, в котором сохранялись господствующие позиции государства в промышленности, в банковском секторе и во всём».

К тому же в нулевые годы России, как мы помним, сильно повезло с ценами на нефть. Эти легкие нефтяные деньги обильно потекли и в союзную Беларусь в обмен на лояльность. Что важнее, туда потекли дешевые относительно мировых цен нефть и газ. В маленькой социалистической республике случилось экономическое чудо.

Но сами понимаете, в таких историях всегда есть подвох. Во-первых, Лукашенко не был простым колхозником, что неожиданно победил местную номенклатуру. Он сам был партийцем, правда, на тот момент молодым. Представителем того поколения, которое привел в политику Горбачев. И он, придя к власти, волей-неволей стал делать то, что делал в свое время Горби. Пусть и не так радикально. Но он, заморозив одни атрибуты совка, с другой стороны постепенно демонтировал другие. И когда поток ништяков с Востока стал иссякать, в Беларуси потихоньку стал кончаться и социализм. Во-вторых, проблемы, типичные для страны периферийного капитализма, никогда не обходили Беларусь стороной. Тут вам и нарушения трудового кодекса, и низкие зарплаты, и деградация производства, и закрытие предприятий, как нерентабельных. И, да. Типичное для постсовка уничтожение благополучно работающего предприятия во имя сиюминутной прибыли. Как, например, в Гомеле.

Показатель подушевого ВВП Беларуси за 2019 год составил 21,102$. Для постсовка это далеко не худший результат, РБ уступает России и Казахстану и сопоставима с Азербайджаном. С другой стороны, она пропускает вперед Румынию и на порядок хуже, чем Польша и прибалты. У Беларуси нет судьбоносного распутья между Востоком и Западом. Для них, скорее, это выглядит как выбор между Западом и совком.

Формально белорусы живут не впроголодь, однако лишены уверенности в финансовом положении, негативно оценивают постоянный рост тарифов ЖКХ и другие антисоциальные реформы, включая пенсионку. Белорусская промышленность де факто существует в закредитованном состоянии и берет новые кредиты на погашение предыдущих, рынки сбыта продукции постоянно сужаются. По сути, главным торговым партнером как была, так и остается Россия. Сперва мы делали это из жалости, но после того, как Пыня наложил на нас продуктовые самосанкции, оказалось, что белорусская продукция (ну или та контрабанда, на которую вешают ярлык белорусской продукции) все же лучше, чем родное импортозамещающее говно. Другая офигенная схема Лукашенко построена на нефти. Лука давно имел с Пыни дешевую нефть, но он решил пойти дальше и построил несколько НПЗ, чтобы из сырой нефти делать нормальный продукт и с нехилой маржой перегонять его на Запад. Вот же смех: у нас самих мощностей по переработки своей нефти нет, а у Луки мощности по переработки нашей же нефти — есть.

Но отними у Беларуси российскую нефть и российский рынок? Тут и выяснится, что Беларусь за счет сосания трубы живет в целом раза в два богаче, чем следовало. Это, конечно, не в укор белорусам: не они эту политику проводили, а их Батька, шедший по пути наименьшего сопротивления. Тем более он отнюдь не бессребреник, не дающий появиться олигархам и разворовать страну. Вполне себе коррупционер на своем локальном уровне со своими офшорчиками, куда же без них. Лукашенко оказался в нынешней щекотливой ситуации в том числе и потому, что ослабла и обнищала Россия, которая пусть и смотрит на соседа-диктатора с сочувствием, но все-таки хотела бы кормить кого-то более лояльного и дешевого, скажем, газпромовского ставленника Бабарико. Это не решит проблемы Белоруссии, но прозволит продлить безболезненную метадоновую агонию.

Вспомним ещё, что Лука начал увеличивать пенсионный возраст ещё в 2017 году.  Говорят, наши, глядя на этот эксперимент, решились на такое и в России. И тот его безумный декрет № 3 о тунеядцах. По сути, налог для бедных и самозанятых. Офигенный социализм, что тут скажешь. На фоне декрета об иждивенцах, состоялся марш рассерженных белорусов.

Критичным оказалось и то, как повел себя Лука во время первой волны пандемии коронавируса. Батька оказался ковид-диссидентом, отказывающимся признавать, что трудяги-работяги способны подхватить что-то посерьезнее насморка. В итоге люди, народ в самом широком смысле, увидели, что президенту на них наплевать. Даже при всей симптоматике провериться и получить адекватное лечение было почти нереально потому что… потому что нет в Беларуси к-вируса, вот почему! Прикольно играть в отрицальщика, когда власти бережно тебя обхаживают с масочками и кладут в Коммунарочку, и совсем иное, когда понимаешь, что это как раз власти насрать, что там у тебя, пневмония или разложение легких на плесень и липовый мед. Лишь бы заводики продолжали фурыкать, лишь бы картоху продолжали сажать и собирать. Ну что, Александр Григорьевич, стоила эта выгода того, чтобы те же заводы все равно встали в результате забастовок?

В 2020-м Беларусь несмотря на то, что её вождь, подобно злому Деду Морозу, пытался заморозить время, пришла к своему 91-му году. Да, все что происходит сейчас очень похоже на события тех времен. И к этой мысли пришли не только мы. Вся эта наивность белорусов, которые ждут перемен, не испорченная постсоветским цинизмом, вся эта организованность протеста, вся его ламповость очень живо напоминает события 30-летней давности. А вот действия силовиков, особенно в первые дни, похожи на облегченный вариант путча в Москве 93-го. Блин, они даже песню «Перемен» Цоя поют для ещё большей аутентичности. Хотя у них есть свой Михалок с кучей песен, например «Ня быць скотам» на стихи местного классика Янка Купала. Но господина Михалка мы последний раз видели на Майдане. А на местных баррикадах из мусорных контейнеров, почему-то нет. Ну и поделом.

У каждого правления есть нечто вроде срока годности. Раньше он был очень большим. Сейчас не более 20 лет. С чем это связано? Скорее всего с концептом, выведенным Тойнби. Ну, помните, этот, «вызов-ответ». В доиндустриальную и доинформационную эпоху общество мало менялось на протяжении столетий. И то, если взять какую-нибудь династию Хань, её представители не правили благополучно 400 лет, прежде чем угаснуть и погрузить страну в Троецарствие. Они там после смерти почти что каждого правителя впадали в тот или иной кризис. Но тем не менее. Сейчас, каждое новое поколение довольно сильно отличается от прежнего. И человек старого поколения, который продолжает править в мире, где повзрослело новое, зачастую уже не понимает в каком мире живет, как реагировать на новые вызовы, какие давать ответы. Демократия и сменяемость власти не случайно стали доминирующими в наиболее сильных странах современного мира. Это следствие того, что эти страны наилучшим образом приспособились к новым реалиям. Потому, режим Луки явно просрочен. Потому, стоило его тронуть, как посыпалась ржавчина и гниль.

Белоруссия встала перед очень-очень важным цивилизационным выбором. Подходить к нему надо с умом и ответственностью. Как самостоятельное и независимое государство в вакууме Беларусь — это ни о чем. Пользуясь мир-системной терминологией, Беларусь — это периферия периферии. Она может состояться лишь в роли составной части какого-либо проекта. И это либо симбиоз с Россией. Либо альянс с западными государствами: прибалтами и Польшей, которая будет этим альянсом рулить. Польша, как можно судить, это отчетливо понимает и сама ли, либо через США и Евросоюз пытается перетянуть Беларусь на свою орбиту. Причем исторически нынешняя Беларусь имеет гораздо больше отношения именно к польско-литовскому княжеству, нежели к Российской Империи. Решение, хочется верить, за белорусами. Хотя, боюсь, что такой большой выбор самостоятельно они сделать уже не смогут. Слишком многие навалятся на них со всех сторон. Но и бесконечно петлять, подобно Лукашенко, вряд ли получится. Время вышло. Час истории пробил. СССР умер, совок развалился, и призраки окончательно развеялись.

А что Титов?

Не бойтесь, Титов по-прежнему ничего. А вот, какие выводы должны сделать мы и путинское окружение, это вопрос другой. Давайте не будем делать вид, будто ни нам, ни Путину все это неинтересно. Как раз наоборот, очень интересно. Да, критически настроенные люди смотрят на происходящее и вдохновляются успехами белорусов, сопереживают их борьбе. Охранители пытаются понять, как давить новую бесформенную гадину, сформировавшуюся, пожалуй, во многом благодаря опыту гонконгских протестов.

Кстати, почему не работает протестная социология? Она является частью проблемы, а не частью решения. Скажем, долго не могли понять природу торнадо. Потом провели какую-то титаническую работу по анализу обломков, метеорологии, с опросом и анкетированием тысяч очевидцев. И построили худо-бедную рабочую модель. Да, вот здесь, наверно, скоро долбанет торнадо.

У социологов не так. Вот «ученый, который только изучает протесты». Он соберет все данные. Проанализирует. Выпустит монографию. Устроится в think tank правительственный. С ним спецслужбы напишут методички. И ГБсты начнут подавлять и заранее гасить потенциальные революции. И в итоге революция изменится, чтобы эту науку обойти. Здесь же как конкурентное соревнование в дикой природе. Ко-эволюция. Они разгадывают восстантов, а те ищут новые пути. И в итоге вся эта наука предотвращает три бунта и обламывается на четвертом, причем обламывается смачно. По всем пунктам, поскольку контрмеры охранки уже изучены и поняты. Значит, мы все-таки не торнадо. Мы все-таки ближе к людям.

Лукашенко — мелкий бес. Партиец второго эшелона, заигравшийся в колхозника. Привыкший любую проблему решать при помощи бугаев с дубинками. Россия бы такого скинула на первом же повороте. Я тут не для того, чтобы хвалить Пыню, но в сравнении с Лукашенко он гораздо умнее, а наша репрессивная система гораздо гибче. Российские силовики пока еще способны комбинировать подходы к подавлению инакомыслия. Здесь и точечные репрессии, и создание зависимого и подконтрольного крыла псевдооппозиции, которая неизменно оттягивает на себя часть недовольных, и заливание проблем деньгами. Хабаровск они сумели просто проигнорировать, пока он не переварил сам себя и не превратился в какой-то ебический метапротест за все хорошее и против всего плохого (сегодня там плакатируют против Лукашенко, хотя, казалось бы, зачем, да?). Губернаторы лишены самостоятельности и выборности. олигархи превращены в свинью-копилку, к тому же они сами кровно заинтересованы в сохранении компрадорского режима. Путин, по крайней мере до того, как заперся в бункере и начал там сходить с ума, в целом был способен вилять на мировой шахматной доске, хотя окно возможностей с каждым годом становится все уже.

Никаких сомнений, что Пыня Луку ненавидит и презирает, но снималка не дотягивается, снять не получается. Однако он вынужден вместе с другими автократами проявлять определенную диктаторскую солидарность. Словом, Пыня сейчас разрывается между ролью мирового жандарма, который выступает против любых революций, и тем, чтобы наконец-то скинуть клеща-Лукашенко.

Такую же квантовую позицию были вынуждены занять наши СМИ. С телеком понятно. На Первом канале долгое время про Беларусь не говорили вообще. На России-один, ограничивались коротенькими сюжетами, целиком уворованными у лукашенковских пресс-служб, ну там, про задержание этих карнавальных фашисто-террористов. У меня просто волоски встают от удовольствия при мыслях о грядущем эфире Киселева в воскресенье. Всего неделя прошла, и вдруг из законно переизбранного президента с поздравляшкой от Пыни Лукашенко сделался изгоем с непонятным статусом, а протест, оказывается, бывает и мирным, и эффективным. Как это все соединить? Не порвав штаны, на такой шпагат не способны даже элитные прокремлевские пропагандоны.

А вот в сети издания проявили хотя бы пресловутую нейтральность. Пока Кремль сам мучительно не понимал куда качнется чаша весов в этой борьбе, и какую позицию следует занять, наши СМИ старались одновременно поддерживать оба дискурса. У них и Лука кровавый диктатор, и восстанты хотят хаоса и беспорядков. Посмотрим, какую линию они изберут в итоге.

Сетевые тролли и диванные аналитики осмелели только к выходным. Но поскольку ничего кроме старых майданных методичек за душой у них нет, то и риторика не поменялась ни на грамм. Мы, кстати, намеренно акцентировали внимание на самых распространенных мифах и заблуждениях, чтобы оставить им меньше пространства для манипуляции.

И небольшое лирическое послесловие. Дорогие восстанты, дорогие охранители, дорогие аполиты, не бойтесь революции. Проклинайте ее, приближайте ее, делайте вид, что ничего не происходит. Бесполезно. Революция… случается. Она и не была бы революцией, если бы хоть кто-то сумел ее предсказать и подготовиться. Вспомните, как дедушка Ленин в январе 1917 года грустно вздыхал: «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв грядущей революции». Ленин ничего не предвидел. Николашка ничего не придвидел. Ничего не предвидели ни Лука, ни Нехта, ни мы с вами. Это все просто внезапно произошло. И вот уже силовики набутыливают соседа, поганая молодежь кидает молотовы, женщины пытаются в больницах и СИЗО хоть что-то разузнать о своих мужьях, сыновьях и отцах. А политики мечутся между совещаниями и эвакуационным самолетом в далекую страну. Так было. И, что самое главное, так будет.

Увидимся на баррикадах. Заодно поглазеем, кого куда разметает.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий