Нет такой партии

С тех пор как Пыня вернул себе трон в 2012, в России растет устойчивый запрос на левую политику, на силу, которая бы выражала подобные интересы. Но после Перестройки, левые не смогли построить ни одной вменяемой и устойчивой организации. Исключение составляют нацболы, которые в свое время стали кузницей для адекватных и интересных кадров, но сама по себе партия вместе в вождем потихоньку затухла, скатившись в изначальную маргинальность. Все прочие системные, как и не системные левые силы в России представляют собой довольно жалкое зрелище. С одной стороны, вечный Зюга, почти не скрывающий, что он не то, что не коммунист, но даже не левый. С другой стороны, множество жалких маргинальных сектушек, которые активно срутся друг с другом, пишут доносы, стоят в ритуальных и никому не нужных пикетиках. И всякое новое начинание выглядит еще более убого и карикатурно, чем прежние. Чего стоит только этот цирк с Платошкиным. Что касается несистемных, то типичная их деятельность обычно выглядит так:

«Сегодня утром проходила раздача газет возле завода пластмасс. Нарушая привычный ход вещей, на место вышло не двое а трое раздающих, что позволило так же охватить поток идущих в сторону «Завода мебельной фурнитуры» и возможно других мелких предприятий находящихся поблизости».

Ну что тут можно сказать? Молодцы, хорошие промоутеры. Ещё надо было одеться в костюм красного кролика-коммуниста, эффект был бы потрясающий. Ну плюс к этому никому не нужные пикетики из двух с половиной человек. И, конечно, срачи и плачи. Первые возникают практически по любому поводу, но особенно в связи с SJW-движухой на Западе и нашими карго-потугами на эту тему. Плюс как вечная тема: отношение к той или иной революции. «Раз у них буржуазный флаг, это неправильная революция». «Плевать, что рабочие поддержали, они плетутся в хвосте у либералов и националистов». «Опять эти капиталисты инициировали из-за границы цветную революцию». «Это неправильная революция, настоящий левый не должен в ней участвовать!». И сидят себе ровно, ожидая ту самую, правильную революцию. Как тот подпоручик из «Белого солнца пустыни», пеняя на очередную движуху, что «гранаты у них не той системы».

Плачи — это второй особый жанр постсоветского левого искусства. Вы же знаете, археологи нашли в Месопотамии кучу глиняных табличек. И вот в одном из пластов встречаются записи, которым дали название «Плачи о разрушении шумерских городов». Там натурально описываются бедствия, что обрушились на Шумер, и скорбь в связи происходящим. Но шумеры поплакали-поплакали, прошли через свои Темные века и возродились в виде империи III Династии Ура. А что наши левые? У них тоже есть обширный пласт текстов, который я бы классифицировал как «плач». Это вроде бы рефлексия на тему движа, там можно встретить пару умных мыслей. Но… Лично я вижу примерно одни и те же тексты на протяжении 10 лет. И если покопаться в более древних пластах сети, можно накопать более древние плачи, аналогичные по форме и содержанию. Рефлексия есть самопознание с целью выявить проблему и её решить. Но плачи левых о том, как слабо, разрозненно и тусовочно их движение, отдает мазохизмом и удовольствием от причиняемой себе и другим боли. Каждое новое поколение леваков не учится, да и не хочет особо учиться на ошибках своих предшественников. Потому вечно ходят по одному и тому же кругу из разложенных граблей.

Кстати, о большевиках. Мне кажется, самая большая часть современных левых связана именно с ними. Большевики оказались слишком успешными в достижении цели, особенно что касается взятия власти. Другое дело, что своих целей они не добились, хотя о том, чего они добились, а чего нет, это тема отдельного срача. И потому пример создания СССР на его бывшей территории, даже сейчас, когда уже нет никакого Совка, как бы блокирует поиск новых идей и развитие теории. Нет, конечно у нас есть отдельно взятые неплохие теоретики или хотя бы рефлексирующие. Я бы выделил мир-системщика Дерлугьяна, социал-демократа Павла Пряникова, певца революции Инсарова, уже почти классика, Александра Тарасова, неплохого популяризатора-анархиста Петра Рябова и ещё ряд людей. Но это капля в море, и они не составляют единую систему, вращаясь в отдельных друг от друга мирах. По крайней мере, слушая и читая их, можно узнать что-то новое, попытаться как-то выйти за рамки устаревшей парадигмы. Но если обратите внимание, все указанные мной люди не молоды. Разве что Инсаров ненамного старше меня. Годных теоретиков от 90-го года рождения и дальше, я пока не встречал, и есть подозрение, что и не встречу. Я конечно, иногда почитываю, если попадаются. Но все кого я видел, максимум доедают за леваками 60-70-х. Массовая левая мысль в постСССР застыла на событиях многолетней давности. Не в состоянии понять и отрефлексировать, они продолжают спорить об одном и том же, или бездумно повторяя чужие мысли, напоминая рыб, что бьются в агонии без воды. Призрак давно погибшего СССР довлеет над умами живых и не дает им пойти дальше. Что они не строят, получается мини-КПСС, что ни планируют, выходит новый Союз. И к нашим временам сложилась парадоксальная ситуация: у людей есть спрос на левую политику, а предложение как в застойном Совке, отстает.

Потому вменяемой левой партии у нас пока нет. Но мне сейчас гораздо интереснее ответить самому себе на такой вопрос. А какой она должна быть? Попробуем подумать вместе.

Во-первых, как нас учил ещё Тарасов, форма не самоцель.

«Дело в том, что на разных исторических этапах успешными и перспективными показывали себя разные формы политической организации революционеров. Самыми первыми были клубы во времена Великой французской революции. Почему именно клубы? Потому что это была форма публичного выражения политической мысли в открытом общественном пространстве. До этого политика была скрытой, подковерной. Все проблемы решались в кулуарах. И когда этой форме революционеры противопоставили открытую политическую дискуссию, их противники не смогли им ничего противопоставить: у них не было такого опыта. Но оказалось, что с клубами справиться легко: их можно просто запретить.

Революционеры нашли другую форму — тайные подпольные организации, карбонарские венты. Именно поэтому карбонарские революции в 20–30-е годы XIX века были столь успешны. Противник не знал, что противопоставить карбонариям. Карбонарские венты оправдывали себя до тех пор, пока не нашли способ борьбы против них: создание не одной, а нескольких мощных тайных полиций.

Революционное движение в течение долгого времени не могло ничего этому противопоставить. Пока не были рождены открытые массовые политические партии — рабочие, социал-демократические. Опять противник оказался в тупике, потому что это была не тайная организация, с ней невозможно было бороться путем арестов и засылки провокаторов. Запреты таких партий, как во времена Чрезвычайных законов против социалистов в Германии, показали, что это не работает. Организацию запретить можно, но поскольку она массовая и идеологически самодостаточная, она просто теряет в численности и уходит в подполье. …Тогда противник нашел метод противодействия: создание массовых политических партий, но пробуржуазных.

Тогда с большим временным лагом левые выработали следующую форму организации — это автономная вооруженная организация. Партизанское движение. Эта форма оправдала себя на Кубе, в Никарагуа. После этого левые не породили ничего нового, что привело бы к успеху. Работает ли эта последняя форма? Не знаю. Нужно изучение опыта Тимора и Непала.

Создание партии — это устаревшая парадигма. Парламентская политическая партия давно исчерпала себя. Вопрос в том, устарела ли следующая форма. Если и партизанские движения устарели, надо искать новые варианты. Весь этот процесс происходит эмпирически. Но никто из наших левых не хочет рассматривать ситуацию в развитии, никто не хочет выстроить эту цепочку. Это свидетельствует об очень серьезном теоретическом невежестве наших левых».

Следовательно, в наших реалиях, возможно наиболее эффективен будет некий популярный интернет-ресурс и сообщество его поклонников и сторонников. Создавать официальную политическую структуру при это не обязательно. Если он войдет в достаточную силу, то его представители попадут и в парламент, и куда угодно. Главное, стать мощной точкой сбора, местом силы, общим знаменем для людей, что мыслят в одном направлении. Я уже писал, шутя, что BadComedian с его аудиторией вполне может претендовать и на политическую карьеру. Его поклонники, может и не разделяют до конца его советско-консервативные взгляды, но относятся к ним с достаточным пониманием, чтобы поддержать партию с подобной идеологией. Тем более, если она будет выражать их интересы. А что у них за интересы? Да, такие же как у нормальных людей во всем мире. Безопасность, нормальная медицина, инфраструктура, гос. программы, нацеленные действительно на общественную пользу. Так получается, что в современном мире это может дать лишь осмысленная левая политика. Праваки рано или поздно начнут резать косты. Перетяните к себе аудиторию всех этих левых блогеров, которые ничего ей не могут толком предложить, кроме развлекательного контента, и вот у вас есть базис и опора.

Но в каком направлении должна быть мысль и идеология у этого гипотетического движения? Думаю, это вряд ли большевизм, троцкизм или красный консерватизм. Эти проекты исчерпали себя еще в прошлом столетии. Они создавались и развивались в условиях совсем другого мира и другой страны. И в итоге породили мощную империю переходного типа. Из крестьянской, феодально-аграрной державы Россия стала страной периферийного капитализма. Это совсем иные реалии. Вместо относительно сплоченных пролетариев, радикальных разночинцев, оппозиционно настроенной интеллигенции, у нас атомизированные рабочие, работодатель которых зачастую безликая цифровая платформа или аморфно-бюрократический Голем. Упор должен быть на социальные гарантии и справедливость, на спокойную достойную жизнь большинства людей. То есть, скорее на социализм шведского типа, чем на очередное комуннисткое превзмогание всех и вся. Наше население в целом стареет, таких уже на затащишь так просто на баррикады. Да оно нам надо? Левая повестка это прежде всего хорошая жизнь и отсутствие нужды, а не мегапроекты, мало отличные от возведения пирамид. Мы толком не жили нормально, давайте попробуем. Тем более, большинство изводов левой мысли так или иначе себя дискредитировала. А нормальный евросоциализм мы так и не попробовали.

Да, я понимаю, что в стране периферии, где элита живет на Западе и туда же активно перекачивает все ресурсы, говорить о подобной форме, может быть немного наивно. Но при адекватном правительстве и в целом воле нации к позитивным переменам, возможно многое. Нас не так много для такой огромной территории, что мы занимаем. При желании ресурсов хватит всем. С другой стороны, да я все понимаю, что это все слишком идеалистично. Но как бы то ни было, осмелюсь предположить, что, хотя бы той прослойке, что живет в крупных российских городах, подобная программа зайдет и вполне возможно в какой-то мере будет выполнена. Главное, не кидаться в автаркию, а найти свою нишу. Нормальную нишу, а не ту, к которой нас ведет Пыня – свалке ядерных хвостов и поставщику дешевых наемников. Мы вполне можем прокачать свое сельское хозяйство, IT-сектор, мало ли еще какие интересные направления. И в этом всем ничего такого. Но почему-то, наши леваки даже этого не способны предложить. Я пока писал, накопал некую соц-дем партию. Но боже мой, что это за серость и невнятность. Партия для галочки, как и все в нашей декоративной демократии.

С другой стороны наш уникальный опыт до конца не осмыслен. И теоретический аппарат будущего движа должен бросить все силы на систематизацию и осмысление всего произошедшего в рамках мировой истории. Такие подвижки есть, но тем не менее, я уверен, мы сможем там раскопать нечто новое, материала очень много. Хватит уже ковыряться в частностях, нужно посмотреть на все что было с объективной высоты. У меня давно зреет мысль, которая еще не оформилась до конца. Что общество представляет собой самодостаточную и неподконтрольную нам, людям, надсистему. Правящие классы полагают, что управляют им, но на самом деле всего лишь подчиняются его нечеловеческой логике. А уж угнетенные тем более. Мы все в плену у этой машины. Но если мы смогли к этому прийти, осознать, то есть шанс сделать так, чтобы подчинить эту надсистему нам, людям.

Впрочем, возможно, я ошибаюсь. Но как бы то ни было, для развития дальнейшей левой мысли, нужно как-то выйти из этого безвременья и теоретического провала. Построим какой-то базис от которого можно отталкиваться. Короче, если у нас будет левая партия хотя бы для образованных горожан, это будет большой плюс и облегчение жизни. Но такой партии нет. И есть подозрение, что и не будет. Кого я обманываю? Мы скатимся в периферию и нашим уделом будет классическая герилья. Но иногда так хочется помечтать.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий