Мечты сбываются

На кухне синим цветком горел газ. Вкусно пахло пельменями, которые варил отец. Вера любила смотреть на эти синие огоньки и вообще сидеть на кухне. Здесь всегда так тепло и уютно. Она сидела на табурете у плиты и завороженно смотрела на синий с оранжевыми проблесками огонек. Было хорошо, тем более с ней была её верная подруга, вязаная фея по имени Венди с голубыми волосами и пуговками-глазками. Одна пуговка коричневая, другая желтая. Это подарок от тёти Насти, единственного в этом мире человека, с которой Вере было хорошо и спокойно. Она жила в другом конце города, вся её квартира украшена рюшечками, вязаными игрушками, комнатными цветами. Ещё у неё жили две кошки: одна черная, вторая рыжая. Тётя очень любила вязать, хоть и не была старушкой. А её кошки — лежать и лениво играть с клубками шерсти. С тётей было всегда интересно разговаривать и даже просто гулять по парку. Вера хорошо помнила тот день, когда тётя подарила ей Венди.

— Феи… они повсюду! – говорила тётя.

— И на деревьях?

— И на деревьях.

— И в лужах?

— И в лужах.

— И на небе?

— И на небе, и под землей… Весь мир полон волшебством! Любая мечта всегда сбывается.

Но мама младшую сестру не любила. Если бы она услышала этот диалог, наверняка бы презрительно скривилась и сказала что-то вроде:

— Замуж тебе давно пора…

Или:

— Не учи ребенка всяким глупостям!

А потом была бы нудная лекция о том, что тётя Настя шутит: в самом деле нет никаких фей. А чтобы мечта сбылась, над этим нужно много работать. Но, к счастью, в тот день им с отцом надо было поехать за город по каким-то делам, и мама, с ворчанием и недовольством, оставила Веру на свою сестру. Это был лучший день в жизни девочки за последний год. Но потом пришлось долго за него расплачиваться. Мама не упускала возможности сказать какую-нибудь гадость о сестре или Венди.

— Мягкие игрушки – сплошная антисанитария – говорила она.

Или:

— Страшная такая. И растрепанная. Совсем как Настя. Наверно хочет, чтобы моя дочь выросла такой же.

Или:

— Что ты все время её носишь с собой? Тебе что, она дороже родной матери?

И все в таком духе. Вера давно заметила, что мама, обнаруживая в ней что-то плохое, объясняла это похожестью на тётю Настю. А все хорошее — на себя.

— Вечно витаешь в облаках! – говорила часто она, — надо всегда жить здесь и сейчас. А то вырастешь и будешь, как твоя тётя. Ни мужа, ни детей, ни работы нормальной. Выглядит, как чучело…

Это она так говорила о чудесных разноцветных дредах тёти и множестве фенечек на руках.

Но, к счастью, мамы пока не было дома. Можно было сидеть на кухне с Венди и смотреть на синий газовый огонёк, пока отец залипал в смартфоне. Раньше, до того, как в её жизни появилась вязанная фея, Вера тоже мечтала о смартфоне. Тем более без него над ней все смеялись в классе. Но мама была категорически против.

— Ты и так не от мира сего! А с гаджетами вообще тебя в реальность не вытянешь!

И Вера так и ходила в школу с древним кнопочным телефоном. Впрочем, мама очень не любила, когда папа чересчур им увлекается. Потому он имел возможность побыть наедине со своим телефоном дома лишь в моменты, когда мама ещё не вернулась с работы. Она работала начальником ЗАГСа, и ей часто приходилось задерживаться. И Вера была рада, когда мама приходила поздно.

— Пап, а пап… — спросила Вера, не отрывая взгляда от огонька, — а откуда берется газ?

Отец тяжело вздохнул. Он не очень любил общаться с дочерью, всякий вопрос был ему в тягость. Особенно когда он залипал в смартфоне.

— Тебя, что, в школе не учат? – протянул он с недовольством, — газ из трубы берется.

— А в трубу он откуда попадает?

Отец снова вздохнул.

— Из-под земли попадает. Пельмени сварились. Ты с кетчупом будешь или майонезом?

Вера с Венди выбрали кетчуп, для себя папа выбрал и то, и другое.

Огонек погас, отец не любил зажигать свет, потому кухню сейчас освещали проезжающие по двору машины, и светящийся экран его телефона. Синий цветок больше не горел. Но он продолжал гореть перед мысленным взором Веры. Газ берется из-под земли. А под землей тоже живут феи. Может быть, точно такие же, как Венди, с голубыми волосами, в которых иногда проскакивают оранжевые всполохи. Они летают, кружатся, сталкиваются друг с дружкой, словно множество маленьких синих огоньков. Это, наверно, очень красивое зрелище…

— Вера! Ты где? Спишь, что ли?

Это пришла мама. Вера так увлеклась своей фантазией, что даже не заметила этого. Отец уже спрятал телефон и теперь, вздыхая, гремел посудой в мойке. Мама зажгла на кухне свет и особая атмосфера волшебства ушла.

— Оставь ты эту куклу! Что там с уроками?

— На завтра только русский – ответила Вера.

— Математику не задавали? Странно. Может, ты как всегда замечталась и не записала? Сейчас в родительском чате спрошу…

У мамы тоже был смартфон. Но, как она говорила, его она использует только по делу. А главным её делом был чат, тем более, что она возглавляла родительский комитет. Она работала начальницей и любила быть начальницей везде. И в школе, и дома, и даже на улице.

— Я же говорила! Две задачи задали! Сколько ты меня позорить будешь?

Вера посмотрела на Венди. Та непонимающе захлопала глазами-пуговицами.

— Чего молчишь?! Почему ты опять не записала домашнее задание? Сколько будет продолжаться эта безалаберность?!!

Вера опустила голову, и сильнее прижала к себе Венди.

— Так! – сказала мама, — дай её сюда!

Вера прижала куклу к себе сильнее.

— Дай её сюда – спокойно и с расстановкой повторила мама и протянула руку.

Вера замотала головой, на её глазах выступили слёзы.

— Да чего ты? – тут не выдержал даже отец, обращаясь к матери.

— Не вмешивайся в воспитательный процесс! – жестко парировала мама.

Отец обиженно засопел и снова загремел посудой.

— Так ты мне дашь её или нет?

Вера вся сжалась, Венди испуганно прижалась к ней.

— Не отдавай меня ей… — еле слышно шепнула фея с голубыми волосами.

Но мама резко схватила и дернула так сильно, что Венди затрещала. Вера потянула на себя, снова хруст и голова куклы оказалась в руках мамы. Венди в руках матери смотрела растерянно своими глазами-пуговицами. Тело её вздрогнуло и обмякло. Вера замерла, не веря своим глазам, а потом разразилась таким потоком слёз, какого её родители никогда не видели. В мире вокруг неё, словно отключился звук, она не слышала, что кричала ей мать, взмахивая оторванной головой феи. Вокруг стало совсем темно, словно отец опять погасил свет на кухне.

Когда звук вернулся, мать по-прежнему ругалась, правда в этот раз с отцом:

— Не лезь, ты не знаешь ничего! Сейчас все дети повернутые! Вот Алена, мама Эльвиры недавно рассылку в чат кидала! У меня аж волосы дыбом встали!

— Курица, твоя Алена…

— Сам ты курица ощипанная! Ты послушай, что пишут! У детей появилась игра… «Голубая фея». Им прямо там инструкции дают. Ты понимаешь, как это опасно!

— Ты хочешь сказать, что Настя ей ту самую голубую фею подбросила?

Вера уже знала, что такое ирония, и умела её различать в интонациях папы.

— А кто её знает, что там в её чучельной голове твориться! От таких людей всего можно ожидать!

— Она же твоя сестра!

— А ты чего её защищаешь? Что, нравится? Так и иди к ней жить!

Отец в ответ сказал нехорошее слово, Вера снова заплакала, в мире снова темно.

Она не помнила, как прошел оставшийся вечер. Лишь когда пришла ночь, погас свет и стало совсем тихо, Вера вернулась из пучины горя в реальный мир. Мир, в котором было так неуютно и больно. Родители уже спали. Мать дышала ровно, отец протяжно храпел. Глаза Веры чесались от слез, во рту было сухо. Она тихонько встала и пошла на кухню. Налила воды из чайника, остановилась, борясь с соблазном зажечь синий газовый цветок. Но постояв немного, не решилась, вдруг мама проснется. Этого Вера совсем не хотела.

Вода была на вкус кисловатой. Вера подошла к окну, но там было темно. Огромные ряды панельных многоэтажек смотрели на девочку пустыми темными глазницами. От их пустого взгляда было жутко, Вера хотела привычно прижать к себе Венди. Но её больше не было. Девочка едва не расплакалась от чувства холода и пустоты.

— Вера… — услышала она тихий шепот, — Верааа…

Девочка вздрогнула. Венди иногда говорила с ней. Её голос был немного похож на голос тёти Насти. Но тёти точно не могло быть здесь среди ночи.

— Вера… загляни в мамин телефон – тихо сказала Венди.

— Зачем? – дрожа тихо прошептала в ответ девочка.

— Почитай про ту игру… Это единственный способ… снова быть вместе…

Вера тихо прокралась в родительскую спальню. Мама и папа спали как обычно, отвернувшись друг от друга, натянув до предела одеяло, каждый в свою сторону. Мамин телефон лежал на тумбочке у кровати. Девочка шла, стараясь ступай босыми ногами, как можно бесшумнее. Вся, обмирая от страха, она схватила телефон. Но ладони, на которых выступил пот, подвели её. Тяжелый черный телефон выскользнул из них и упал на пол. Вера замерла от ужаса. Отец перестал храпеть, что-то жалобно пробормотал и повернулся на другой бок. Мать недовольно дернула одеяло на себя, почти обнажив папин волосатый живот. Но вскоре они задышали ровно, отец снова начал выводить ночные рулады носом.

Вера, не чувствуя рук и ног, нагнулась и подняла телефон. Потом выскочила прочь, стараясь не шуметь. Несмотря на то, что у неё никогда не было своего смартфона, она умела им пользоваться. Она нашла родительский чат и долистала его до того места, где мама противной отличницы Эльвиры прислала правила игры «Голубая фея». Теперь Вера знала, что делать.

Вера снова была на кухне. Согласно инструкции, надо тщательно закрыть все окна и форточки. А потом выпустить на свободу синий газовый цветок. Только ни в коем случае не зажигать. Просто отвернуть все конфорки на максимум и произнести волшебные слова.

— Фея, фея голубая, мягко в воздухе порхая, приходи ко мне играть, будем вместе мы летать.

И так три раза. В кухне приятно пахло газом. Вера представила себе, как квартиру наполняют сотни невидимых голубых огоньков. Она тихо вернулась к себе, уютно завернулась в одеяло. Она теперь знала точно, что любая мечта может сбыться, стоит только сильно-сильно захотеть. Перед её закрытыми глазами танцевали, сталкивались, порхали голубые огоньки. Они смеялись так беззаботно, что Вера почувствовала необычную легкость. Она тоже была феей, у неё тоже были голубые волосы и прекрасные ажурные крылышки. Она кружилась в воздухе, держа за руки Венди, а та смотрела на нее своим карим и желтым глазами. В них плясали лукавые искорки. А внизу в темноте расцветали сотни волшебных синих цветов, среди их лепестков то тут, то там вспыхивали оранжевые всполохи.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *