Терпилион

Еще один солнечный полдень с редкими, лениво ползущими по голубому небосклону кучевыми облаками. На улицах Воронеж-Сити шумели ярмарки в честь Яблочного спаса. Тимофей Конокин шел домой из ближайшего магазина, мерно размахивая тяжелым пакетом, и даже подумывал, не начать ли улыбаться прохожим, но в итоге пришел к мысли, что необходимые условия пока еще не сложились. В кармане джинсов завибрировал мобильник:

— Код красный! Код красный! Тимофей, ты слышишь нас?! — надрывался начштаба.

Неужели это произойдет сегодня?! Тимофей поставил пакет на асфальт, и, не обращая внимания на косые взгляды прохожих, припустил во дворы.

В отдалении, с севера, донесся зловещий гул. Горожане с тревогой отвлеклись от своих дел и принялись напряженно вглядываться в горизонт. Маленькие дети испуганно прижались к ногам родителей. Старухи на лавках скорей-скорей куда-то засобирались, словно бы начало моросить, и в любую секунду ливанет дождь. Гул нарастал, что-то большое неумолимо приближалось к городу. Стал различим рокот огромного двигателя.

— О, нет! Вон там! — завопил зоркий подросток, показывая пальцем на точку между облаков.

Конокин бежал так быстро, как только мог, но все равно опаздывал. Вторженцы появлялись слишком внезапно, мгновенно преодолевая огромные расстояния. Им нравилось прятаться на обратной стороне Луны, а потом незаметно подлетать со стороны Солнца. И даже если бы вызов настиг его в секретной лаборатории, то бесценные минуты пришлось бы потратить на то, чтобы раскочегарить Терпилиона. Оставалось лишь уповать на то, что к его приходу все будет готово.

Тимофей, задыхаясь, перемахнул через шлагбаум при гаражном кооперативе. В спину что-то плохое кричал новенький охранник, еще незнакомый со спецификой работы в этом месте. Нельзя с ним связываться, каждая секунда на счету! Конокин, окончательно выдохшись, наконец-то достиг нужного гаража с необычным кодовым замком. Он ввел пароль, и перед ним распахнулись двери, ведущие в просторный грузовой лифт. Кабина с жутким скрипом медленно поползла вниз. Ехать долго. Конокин использовал это время, чтобы перевести дух и унять сердце, которое грозилось выпрыгнуть из груди. Пульс он кое-как успокоил, а вот на душе было тягостно: насколько плохо все будет в этот раз? Удастся ли вновь обойтись малой кровью?

Тем временем горожане в панике бежали, кто куда. По вечерам, сразу после новостей, местный телеканал ставил коротенькие ролики от службы МЧС. В них говорилось, что важно сохранять хладнокровие, эвакуироваться организованно и держаться подальше от высоких зданий, поскольку они могут быть уничтожены из-за побочного ущерба. А общественных сооружений следовало остерегаться в первую очередь: именно они, как правило, становились целью атаки.

На город обрушилась груда металла. Как будто произошло оглушающее столкновение с метеоритом. Целый квартал из новеньких многоэтажек на улице Войкова оказался мгновенно уничтожен. К небу поднялся столб пыли, словно на город сбросили ядерную бомбу. Ударная волна разметала автомобили и деревья поблизости, по всему райну выбило стекла. Грянули крики боли и безумия, заглушаемые воем сигнализаций и сиренами, подъезжающих скорых.

Когда пыль немного осела, выжившие увидели гигантскую человекоподобную фигуру, высотой с шестнадцатиэтажный дом. Это создание было похоже на закованого в броню рыцаря с рогатым шлемом на голове.

— Я лорд Угнеттор! — пророкотало существо — Бойтесь меня!

Выйдя из лифта, Конокин сразу помчался к стартовой площадке. По пути подвернулся начальник проекта Рюхин:

— Помни, главное, не провоцируй его!

— Да знаю я! — торопился Тимофей. Он так спешил, что вопреки всем инструкциям не стал надевать форменный комбинезон.

Приближаясь к модулю пилотирования, Тимофей замедлил шаг и начал озираться. Он привык перед вылетом хотя бы парой слов переброситься со своим духовным отцом. К счастью, старец Симфоний по обыкновению встретил его у самого трапа.

— Помни, Тимоша, — ласково и бархатно произнес старец, ухватив его за плечи, — Смирение расстраивает все козни недругов. Терпёшу, я уже окропил водичкой, как только узнал. Ну, с Богом.

Симфоний перекрестил пилота и, тяжело вздохнув, поторопился в сторону бункера, к другим сотрудникам НИИ, наблюдавшим за стартом. Тимофей привычно уселся в кресло, пристегнул ремни, нажал на кнопку, после чего крыша кабины опустилась, и он оказался в голове у огромного боевого робота. Створки люка разъехались над ним, Конокин активировал двигатели реактивной тяги, потянул штурвал на себя и взмыл ввысь.

— Прием, это штаб, враг, называющий себя лорд Угнеттор, устроил хаос на границе Советского района Воронеж-Сити, прием!

— Слышу вас, штаб, прием!

Лорд Угнеттор. Сколько их таких уже было, терроризировавших беззащитных жителей Воронеж-Сити. И для чего все? Они даже ничего не забирали, жестокость из чистого садизма. Госпожа Решка, Вертухайзер, Доктор Опрессор — много горя они причинили. Но Терпилион, герой Воронеж-сити, всегда вставал на защиту невинных.

Конокин с высоты заметил робота, покрытого толстым слоем брони. Он только что пробил с ноги по поликлинике и теперь топтался на развалинах. Удастся ли справиться с этим негодяем? Они становятся все больше, сильнее и безумнее. Терпилион аккуратно приземлился на пустое шоссе.

— Стой, подлый злодей! Терпилион здесь! Прекрати бесчинствовать и уходи! — пригрозил Тимофей, а встроенные мегафоны разнесли его голос по округе.

Угнеттор перестал прыгать на руинах поликлиники и мерзко засмеялся:

— Хий-хий-хий, вот мы и встретились, Терпилион! Я слышал множество историй о непобедимом защитнике Воронеж-сити! Пришло время проверить, правду ли говорят о тебе! Удар-черного-дракона!

Сказав это, Угнеттор одним прыжком подскочил к Терпилиону и с размаху засадил ему по корпусу киберкулаком. Конокина сперва отбросило на спинку кресла, а затем едва не ударило о приборную панель. Терпилион опасно наклонился, но Тимофею удалось восстановить равновесие. Приборы показывали, что корпус пробит не так уж критично.

Лорд Угнеттор не тратил время и зря и разразился новой атакой: «Залп-Рельсотронов!»

Два снарада на невероятно скорости прошили руки Терпилиона, серьезно повредив сервоприводы. Конокин был уверен, что как минимум правая рука робота еще функционирует. Однако, этот бой складывался не в его пользу. Нужно было ставить более эффективные блоки, но враг даже не дает сгруппироваться!

Горожане, оказавшиеся на безопасном расстоянии, следили за разворачивающейся битвой. Они радостно встретили появление своего защитника и кричали: «Терпилион! Терпилион! Держись! Ты превозможешь его!»

«Рога-обреченной-погибели!» — лорд Угнеттор, наклонил голову и, словно бык, бросился на Терпилиона, целясь ему в грудь. Но в этот раз Конокин успел среагировать и подставил ему левый бок. Один из рогов глубоко вошел в руку робота и почти оторвал ее. Ничего, она и так не работала. Злодей не ожидал такого поворота. Не называя своих атак, Угнеттор принялся яростно колотить героя. Металл жалобно заскрежетал, над приборной доской замигала красная лампочка тревоги.

Едва удерживая штурвал, Конокин осознал: осталось недолго. Вдруг в этот раз он проиграет? Перед глазами пронеслась вереница эпизодов из прошлой жизни. Вот он листает комиксы про Гигамена, лежа в гамаке на даче. Вот он, обнимая рыдающую мать за плечи, стоит у могилы отца, погибшего во время нападения одной из тварей. А это он на вручении дипломов в военной академии, один из лучших меха-пилотов за всю историю. На голову Терпилиона обрушился новый страшный удар. Тимофей, даже в этом грохочущем аду услышал, как хрустят его кости. Боль пришла чуть позже. Теперь и он едва не остался без руки.

— Штаб! Штаб! – собрав последние силы, Конокин решился запросить дозволение на ответный удар – Я могу обойти его защиту! Электрокнут полностью заряжен!

— Отставить, Конокин! Угнеттор слишком опасен, и ты только разозлишь его! Продолжай нести урон! Мы фиксируем, что…

На этом моменте связь прервалась. Невероятной силы апперкотом лорд Угнеттор отправил Терпилиона в беспомощный полет. Робот-защитник плашмя упал на ЖК «Современник». Ударной волной кресло пилота выломало из пола и бросало по кабине.

Отстегнув ремни, Конокин распластался на одной из стен, которая теперь стала полом и была усеяна осколками стекла и фрагментами металлической обшивки. Раздавались глухие удары по корпусу: Угнеттор монотонно пинал упавшего Терпилиона. Даже теперь, Тимофей бы мог доползти до пульта и нажать на запретную кнопку. И забрать Угнеттора с собой в плазменном огне.

Смутное видение застило глаза. Словно темная фигура нависла над ним. Мягко прозвучал голос старца Симфония:

— Не бери грех на душу… Иисус терпел – и нам велел.

— Храни вас Бог, батюшка, — прошептал Конокин.

На выдохе его забрала темнота.

Тимофей очнулся от тряски и жгучих лучей закатного солнца. Погода стояла тихая и тёплая. Люди в спецодежде МЧС бережно выносили его из обломков на носилках. Вокруг собралась взволнованная многотысячная толпа. Угнеттор улетел. Очевидно, он исчерпал заряд батарей. В следующий раз пусть выбирает другую цель: Воронеж-Сити ему не по зубам.

— Терпилион! Терпилион! – радостно скандировали люди – Одолел врага! Одолел!

— Гер-р-рой! – почти зарычала девушка, вырвавшаяся в первые ряды.

Тимофей улыбался им окровавленным ртом.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий