Доска

Когда-то эта доска была иконой.
В дальнейшем эта доска стала стиральной.
Стремительно катимся вниз по спирали.
Разве пропасть бывает вообще бездонной?
Я помню, что не боялась и верила.
Помню, что держала глаза открытыми.
Видела малых детей под копытами.
Собирали дань воины на меринах.
Я помню, к стене прислонившись, слушала
Плач, перебиваемый довольным храпом.
Для чего нужны слова «мама» и «папа»?
Помнишь школу напротив? Она разрушена.
Я говорила, умные промолчали.
Я говорила, боясь, что меня найдут,
И тогда ко мне выедут палач и суд.
Всадники сразу тянутся за мечами.
Они сожгли храм, где я молилась Богу.
Вместо него стоит каменный истукан.
Глядя на Луну, сжимая с вином стакан,
Не благодать постигаю, но тревогу.
Изрезала бренное тело бритвами.
Истерзала тленную душу нотами.
Закредитованных заткнули льготами.
Несговорчивых заглушили битами.
Базис пирамиды потребностей Маслоу —
Возможность воздавать хвалу своим богам.
Утром я рассчитаюсь по старым долгам.
Терять попросту нечего. Все идет на слом.
В одиночестве умирать и рождаться.
Взаперти кризис веры — никто не придет
С моих уст слизать слезы и таежный мед.
В пламя гордо восходят старообрядцы.
Когда-то эта доска была иконой.
Я достала ее из грязи у реки.
Вновь пишу: гнили и пустоте вопреки
Оживает на левкасе лик знакомый.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий