Вавилон

Из школьного курса физики мы знаем, что чем меньше площадь поверхности, тем выше давление. Потому мы прибиваем что-либо гвоздями, а протыкаем иглами. Острие это идеальная точка, где давление максимально. Это же справедливо и для наших сообществ в целом. Так уж вышло, что ни одна великая цивилизация не обходилась без мегаполисов, человеческих муравейников. Конечно, они во все времена считались великим злом. Но без этого зла мы бы не имели то, что имеем сейчас.

С древних времен у нас на слуху Ур, Вавилон, Ниневия, Александрия, Карфаген, Рим, Теночтитлан, Лондон, Шанхай, Нью-Йорк, Мумбай, Рио, Москва… Всех их роднит одно: на относительно небольшой площади суетятся миллионы задыхающихся от тесноты и ненависти друг к другу человечков. Мегаполис — не просто концентрация людей, это сверхконцентрация. По сути, такие города тоже своего рода острия. И это многим кажется глупым. Сколько места вокруг, а эти глупцы, ослепленные жаждой успеха и богатства, ютятся в грязном неуютном городе.

Зачем это всё? А затем, что подобные муравейники — базовая основа нашей цивилизации. Я сейчас говорю не о современной цивилизации, единой мир-системе, что построила в позапрошлом столетии Европа, нет. Я говорю о человеческой цивилизации вообще. Само понятие «цивилизация» плотно связана с понятием «город». Не возникни городов в Междуречье, Египте, Передней Азии, не было бы цивилизации, как таковой. А что есть город? Это сверхконцентрация людей на относительно небольшом пространстве.

Город — это острие, которым люди протыкают окружающую материю. Не зря красной нитью идет единый образ башни, что пронзает небо, стремится вырасти как можно выше. Вавилонская башня лишь предтеча небоскребов Нью-Йорка и Шанхая. Собравшись на небольшой точке пространства, мы, люди, в одно мгновение сжавшись в единое целое, строим из своих тел зиккураты, пирамиды, башни. И дело не в пресловутом фаллоцентризме. Это, скорее, иглоцентризм, попытка создать очередное идеальное острие. Получить идеальный инструмент, притом являясь его составной частью. Наш главный инструмент по преобразованию мира — это руки? Мозг? Отнюдь. Наш главный инструмент — это город. Точка на поверхности, к которой мы приложили максимальное давление, при этом сжимая в удушающем захвате и самих себя. Апофеозом являются аркологии. Когда город и есть башня, единое многоэтажное здание. Он может иметь как футуристичный пирамидальный вид, так и выглядеть, будто гигантская хрущевка.

Конечно, бывает так, что город растет вширь. Есть у нас один кучерявый урбанист, который лоббирует по всей России интересы малоэтажных застройщиков. Но он, по сути, просто предлагает вместо хрущеб фавелы. Суть от этого не меняется. Домики, что ютятся, наползают друг на друга, были в Вавилоне. Вот зиккурат, вот дворцы с храмами, а вот хибары, скученные, словно в неправильно растущей челюсти зубы. Нам не так важно, как сжиматься: вертикально или горизонтально. Игла может пронзать не воздух, а тянуться вдаль, расползаться скверной по поверхности.

Да, зачастую города кажутся паразитами, что высасывают все соки из всего, что их окружает. Это действительно так. Но с другой стороны, они лишь узлы, куда сходятся потоки ресурсов. Без этих узлов невозможна централизованная власть, невозможна цивилизация в том виде, в котором мы её знаем. И в этом заключена наша главная трагедия. Мы, миллионами лет живущие в стаях, подобно волкам или львам, вынуждены становиться чуждыми нам муравьями. Никакая стая не построит города. Для постройки города нужно сообщество пчел, ос, муравьев, термитов. И думаю, именно в эту сторону идет та цивилизация, что мы создали. Просто пока длится переходный период, наш мозг стайной обезьяны в ужасе восстает против пока ещё чуждой ей концепции всеобщего муравейника. Но рано или поздно мы эволюционируем в этом направлении. Нам не нужно для этого меняться внешне, достаточно научиться подавлять мысленную активность рабочих особей.

Логичным развитием нашей цивилизации станет всемирный улей. И большая часть его обитателей будет абсолютно тупой и инертной массой. Уже и так есть, скажете вы. Это пока что эрзац: понадобится не одно тысячелетие, чтобы прийти к этому естественным путем, а может, несколько столетий, чтобы решить вопрос с помощью науки. Не зря технократы и прогрессоры по всему миру отказывают народу в субьектности, пытаясь навязать ему свое видение. Они уже ментально живут в муравейнике и мнят себя теми, кто будет принимать в нем важные решения. Но это не так. Муравейнику не нужны сложные решения. В идеальном муравейнике не будет интеллигенции. Накопленные в переходный период знания и умения будут просто транслироваться без попытки их отрефлексировать. Кто в муравейнике владеет знанием о том, как его строить? Королева? Рабочие? Солдаты? Никто. Это коллективное достояние. Но оно не развивается и не меняется миллионами лет.

Кстати, муравьи в массе своей самки. Самцы это небольшая прослойка крылатых особей, нужных для спаривания с королевой. Живут они недолго. Выполнив свою миссию, они становятся кормом ласточек и воробьев. У нас тоже идет к этому. Мужчины в муравейнике становятся все менее и менее нужными. Стайное разделение труда уже не работает. Мужики спиваются или устраивают ад домашним за закрытыми дверями квартир. Они чувствуют, что являются лишними для грядущего муравейника, и торопятся просто побыстрее угробить себя или в гневе стараются разрушить все вокруг. Как только наука придет к полноценному искусственному зачатию и вынашиванию эмбрионов, мы станем лишними окончательно. Муравейник будет женским сообществом (или вовсе бесполым), но от этого не менее фаллоцентричным и иерархичным. Тем более, что если исчезнет один пол, какой смысл себя как-то обозначать оставшемуся? И весь нынешний парад гендеров окажется прощальной песней перед окончательной унификацией этого вопроса.

Да, но не является ли это видение ретрофутуристикой? Ведь, мы уже видим воочию, как глобальная элита сейчас совершает Зеленый Переворот. Снижаем выбросы углерода, отказываемся от старой промышленности, растим леса. Может, техно-Мордор наконец падет и наступит экологический рай? Мы снова будет жить в экопоселках и растить водоросли для пропитания? Нет. Вы видели Вавилон на артах художников? Он очень даже экологичный. Дома из глины, деревья на крышах домов. Все так красиво, зелено. Но от этого Вавилон не перестал быть мегаполисом.

Без сверхконцетрации невозможна наша цивилизация. Да и сами зеленые реформы ведутся отнюдь не ради всеобщего блага, а во имя концентрации невиданных ресурсов в руках небольшой прослойки элиты. С таким подходом не построишь ничего принципиально нового. А некоторые еще и смеются, как так, эти глупые фантасты до сих пор изображая будущее, раз за разом рисуют все то же «Метрополис» Фрица Ланга. А ничего в этом глупого нет. Как и фантастичного. Люди, живущие в небольших поселках, не имея ни одного центра концентрации, — вот что фантастика, причем совершенно ненаучная.

Что там в будущем? Коммунизм? Бог-император? Суды при анкапе? Бесконечный Рейх? Нет. Ва-ви-лон. Мы построим очередной Вавилон. Он вечен, потому, что построен в нашей голове. В нашей общей голове.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий