Извенись

Если вы заметили, стали частыми случаи, когда задержанных в ментовке (кстати, почему ментовке, у нас давно полицаи, может, тогда правильнее в полицовке?) заставляют извеняться на камеру. Иногда даже перед портретом Пыни. Как бы то ни было, эта мода у нас и в остальном мире уже давно утвердилась, стала нормой. Как писали «Гардианы» в 17-м году, по этой теме на Западе выпускают диссеры. Так, согласно одному из них, все началось с канцлера ФРГ Вилли Брандта, который во время визита в Польшу в 1970-м году, публично преклонил колени перед монументом погибшим в Варшавском гетто.

Честно говоря, жест этот, конечно, красивый, однако, с точки зрения логики, довольно странный. Сам Брандт никогда не был нациком, в эпоху Гитлера, он участвовал в антифашистcком подполье. Ему лично не за что было извиняться, он боролся с чумой, а не вскидывал ей руку в приветствии. Как он сам потом сказал: «Под бременем новейшей истории я сделал то, что делают люди, когда им не хватает слов. Таким образом я почтил миллионы жертв». То есть, в какой-то момент не побоялся быть эмоциональным, живым человеком и этим польстил миллионам зрителей. Хотя, зашло не всем, германские оппики попытались раскрутить это случай, использовать против Брандта и почти в этом преуспели. Но что не добавило ему очков во внутренней политике, хорошо сыграло во внешней. В итоге Вилли даже получил Нобелевку. Но жест его до конца все же не был понят простыми людьми.

Шло время, в нашу жизнь все шире проникали медиа. Эстафетную палочку Брандта подхватил поляк, ставший Папой Римским, Иоанн Павел I: и понеслась. Папа стал извеняться перед всеми: итальянцами, за то, что плохо знает их язык, евреями, женщинами, рокерами, протестантами. Ну разве что перед геями не успел и завоеванными немецкими крестоносцами славянскими язычниками. Так что не удивляйтесь, что нынешний Папа встал на колени перед южными суданцами — после Иоанна Павла, это все галимое эпигонство.

Извенения прочно вошли в западную культуру в нулевых, а в 10-х, на фоне крестового похода Саркисян и #MeToo, скандалов с Ванштейном и Спейси, вовсе стали мейнстримом. Та статья «Гардиан», на которую я ссылался выше, вышла в 2017-м году, когда явление достигло своего пика. И вот уже BBC учит нас, как правильно извеняться.

Этот тренд в России попытались подхватить наши карго-либералы, раскручивая скандал вокруг главреда «Медузы» Колпакова или пытаясь заставить извеняться натирателя лобков Слуцкого.

Но истинный размах культуре извенений придала главная наша инста-блогерша, Рамзан Кадыров. С его подачи публичные извенения как от местных, так и от прочих россиянеров посыпались, как из рога изобилия. И вот мы пришли к той точке, с которой начинали этот текст.

Теперь извеняться требует и наша официальная власть. Зачем им это нужно? Тут всё просто. Хоть они и говорят о том, что восстантов два с половиной человека, и все они работают на Госдеп, реально чинухи прекрасно владеют статистикой и понимают, к чему это все ведет. Что они могут сделать с пойманным оппиком? Особенно с тем, кто попался впервые? Раньше бы ограничились протоколом. Но теперь, уже нет. Началась война, нет уже единого общества, единого государства. Есть они – кучка богачей и чинухов, прикормленных Путиным, наемные пропагандоны, ФСБ-шники, полицаи и омончики с запотевшими забралами. И есть мы – все остальные. Мы уже живем в двух разных мирах, разных измерениях. И мира между ними уже быть не может. В такой ситуации они не станут ограничиваться законными методами. Но и сильно беспределить тоже нельзя, это сразу же увеличит давление, как изнутри, так и снаружи. Потому они выбрали простой и дешевый способ отбить охоту выходить на улицу у тех, кто вышел впервые, или внутреннее колеблется. Казалось бы, подумаешь, просто взять и извениться. Но в реале это превращается в акт публичного унижения и слома человека. Не всякий после этого решится на какой-либо активизм.

И кстати, если покопаться в нашей истории, мы найдем примеры подобной практики гораздо раньше. До всяких Брандтов и Пап Римских. 100 лет назад, в советской России, во время борьбы за власть после смерти Ленина, каялись очень многие. Каялись за троцкизм, уклонизм, соглашательство, да что угодно. Каялись как лично перед Сталиным, так и публично в газетах. Разборы на партсобраниях. Государство у нас стало атеистическим, а христианское покаяние никуда не делось, превратилось в орудие террора и морального уничтожения врагов. Кстати, в 90-е ровно к тому же призывали либералы и монархисты. «Покайтесь за преступления Ленина и Сталина» — призывали они.

Если вы заметили, на протяжении всего текста я намеренно писал слово «извенения» с ошибкой. Это не потому, что я весь из себя мамкин нигилист, а потому что предлагаю закрепить это слово как новое, в контексте всего вышесказанного. Давайте разделим наши извинения перед близкими и друзьями, за то, что мы были мудаками, и вот эту гражданскую казнь на потеху толпе. И давайте постараемся впредь ни перед кем и ни за что не извеняться. Ни перед путинцами, кадыровцами, попами, ни перед навальнятами, геями, феминистками, жертвами аборта, радиационными мутантами. Никогда и не перед кем. Это не способ признать свои ошибки, и очиститься от мнимых грехов, это попытка уничтожить нас, как личность, как человека, имеющего свое мнение. И пусть они нас клеймят токсичными людьми.

Лучше быть токсичным, чем обоссаным.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий