Алкать

Мы стоим на пороге нового для меня времени. Пора разъединить два великих океана и засыпать канал, соединяющий их. Два мира не должны пересекаться.

Я — шапитмейстер. И когда я говорю, что здесь будет цирк, — так и происходит. Огромные полосатые купола, в противоположность золотым куполам, вырастают, словно шампиньоны у обочины. Четыре кита любого представления: клоунада, дрессура, иллюзия и акробатика.

Я страдала от раздирающей болезни планов. Множественных планов существования. Приятно свести стрелки часов в одну точку.

Что вы знаете о желании? Умеете ли вы алкать так, как я? Нет. Вам приходится буквально принуждать себя желать. Один мой знакомый, фанат позитивного мышления, личностного трансерфинга и прочей ереси, завел себе дневник долженствования. «Завтра я отожмусь сорок раз, напишу два стиха и сколочу скворечник». Кажется, стихи он воспринимал как своеобразное отжимание для ума, или где там у него располагалась творческая жилка. Была единственная нормальная цель — выучить английский — да так и потонула в череде физических и ментальных отжиманий. Еще он штрафовал себя за недостаточное рвение в этом вопросе. Возможно, при хорошем раскладе выплачивал себе премии, тут уж не знаю.

Разве это желание? Можно пихать в рот пирожки за выполненные задания, а можно прописывать себе двадцать плетей за нерадение. Это не желание. Это убожество.

Нас, людей, кое-что объединяет. В основе своей мы ничего не хотим. Мы называем ленью слабость своих желаний, которые дают мимолетную искру во тьме, но не могут разжечь огонь. Сон, сомнения, апатия, миллион посторонних дел — все свидетельствует о том, что мы ничего не хотим, кроме как умереть и сгнить.

Графики, планы, прожекты — это суррогат желания. Попытка навязать себе цель: супротив тяги к небытию сделать шаг к воплощению. О, как мало это похоже на подлинное желание. На алкание. Буйное, хаотичное, неспособное остановиться, хитро-звериное, радостно-злое, самозабвенное. Если бы вы познали алчность, вы бы навсегда оставили мир позади. Потому что подлинное желание мало того, что сильно, так оно еще и потенциально неутолимо.

Вы бы бежали из тюрем, пересекали пустыни, выныривали из болота и восставали из мертвых. Судьба-злодейка может сковать вас цепями на день, на неделю, на год, но рано или поздно они разлетятся на куски.

Я не говорю о страсти. Страсть уводит человека от себя. Страсть навязана — алкание исходит изнутри. Страсть хочет обладать, алкание жаждет воли.

И я говорю: мы скоро начнем.
И я говорю: бегите.
И я говорю: бегите вслед за ними.

 

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.