Империя

Есть такой довольно неплохой сериал от Fox. Называется «Империя». Звезд может с неба не хватает, но весьма интересен, благодаря уникальной теме и сеттингу. Речь там идёт о мире хип-хопа, а если шире, то вообще о том мире, в котором живут современные афроамериканцы. Я, конечно, подозреваю, что многое там искажено, тем более что сюжет крутится не вокруг гетто, а вокруг очень богатой и влиятельной семьи Лайонов. Но именно это позволяет проводить весьма интересные параллели, за счет которых сериал приобретает актуальность не только благодаря сюжетным ходам из шекспировского «Короля Лир», но и благодаря невероятному сходству с нашими российскими реалиями.

Казалось бы, что общего у россиян с потомками чернокожих рабов на другом континенте? Но смотрите сами. В сериале идет речь об Империи – музыкальном лейбле, огромной компании, основанной простым пареньком с улиц Бруклина Дуайтом, который выбрал себе другое, более эффектное имя Люциус. Люциус в свое время занимался не только хип-хопом, но и барыжил наркотой, хорошо знаком с местными бандитами. Именно эти деньги легли в основу Империи и вознесли Люциуса к вершинам власти и известности. А вот отдуваться за его прежние грехи пришлось его жене Кукки. Она взяла все на себя и присела на 17 лет. Но вот уже наши дни. Империя – огромная респектабельная компания, занимающая целый небоскреб. Но как же теперь главный герой решает свои вопросы и проблемы? Да ровно так же! Если члены совета директоров угрожают его сместить, в ход идут шантаж и избиения. Если под него копают полиция и ФБР, то следователя следует подставить. Если кто-то из партнеров создает неприятности, его безжалостно убивают, даже если он родственник героя. Притом Люциус продолжает сотрудничать со старыми друзями-бандитами. Они в сложные для него времена занимают ему деньги, честно выбитые из прачечных, ресторанов и иных объектов крышевания.

Когда в одном из эпизодов информационную систему Империи взламывает хакер, они находят подозреваемого своими силами. И, по их словам, «решают вопрос, как чёрные», то есть просто убивают врага, не полагаясь на систему правосудия, хотя в их распоряжении лучшие и дорогие адвокаты. Немудрено, что у семьи Лайонов немало врагов, в том числе и среди богатых влиятельных людей. Эти выскочки, бандиты и беспредельщики вызывают сильное раздражение. Своим поведением, своими гопническими манерами эта семья отталкивает всех от себя, постепенно превращаясь в опасного изгоя. Но стоит властям прижать Люциуса, посадить его в тюрьму, как остальная семья собирает большой концерт, в котором использует образы «Черных пантер». Чернокожих революционеров, которые боролись за равные права афроамериканцев, намекая таким образом, что дело Люциуса это не банальная уголовщина, а продолжение старой доброй политики угнетения белыми капиталистами черных пролетариев и люмпенов. Конечно, может, так и есть. Но когда речь идет о богачах Лайонах, которые сами наживаются на чернокожих братьях, пользуются привилегиями высших классов, это выглядит весьма натужно и фальшиво.

После этого описания сложно сказать, чем Империя Люциуса отличается от Империи, выстроенной мальчиком с ленинградских улиц Володей. Особенно на фоне трэша и угара в связи с торговлей коксом через посольство Аргентины, скандалами с мельдонием и подменой анализов мочи, рейдерских захватов множества заводов, и как апофеоз отжимом Крыма. И все это под истерически-патриотические комментарии о злом западе, который спит и видит, как бы нас снова поставить на колени. Как там говорят, человека из деревни можно вывести, а вот деревню из человека — нет.  Видимо, это справедливо и для гопничества. Братки из 90-х с золотыми цепями и малиновыми пиджаками, в нулевые переодевшиеся в более дорогие и цивилизованные костюмы от этого не изменили своей сути.

В принципе, обычный колумнист в СМИ на этом бы статью завершил весьма довольный собой. Но к счастью, мы не любим полумер и неглубоких аллюзий. И все же, случайно ли это сходство? Вовсе нет. Как писал журналист Виктор Мараховский:

Сегодняшние американские негры — сорокамиллионная «нация внутри нации» — произошли от сравнительно небольшого (с миллион) числа африканцев, привезённых в одном и безальтернативном качестве — тяглового скота.

Освобождение без социальной реабилитации и стартовых капиталов мало что даёт — и четыре миллиона негров, «освобождённых» в конце Гражданской войны, остались не просто людьми второго сорта с невольничьими корнями. У них было стёрто самоопределение, стёрты национальные мифы.

Важно понимать: окончательная отмена расистских законов (не неписанных правил и стереотипов, а просто законов) произошла, когда нынешние американские негры предпенсионного возраста уже ходили в школу. То есть вот только что — по историческим меркам — этот народ, едва сформировавшийся внутри цивилизации, веками существовавшей без какого-либо мифа и в нём не очень нуждающейся, задумался о том, кем ему быть.

И хорошего выбора у него нет.

Иные американские негры ударились в запоздалое создание собственного мифа — сшивая с безумным американским простодушием из кусочков традиций разных африканских народов себе собственные «чёрные» праздники, традиции и костюмы. Это примерно, как если бы некто стёр память группы евразийцев, вывезенных в рабство на Луну — и они спустя века начали бы «возвращаться к корням», надевая лапти и сюртуки на праздничную лезгинку в синагоге по случаю дня просветления Будды. Иные негры попытались «отринуть свои рабские имена и рабскую историю с религией рабовладельцев», перейдя из протестантства в ислам и псевдоислам разных толков (таковых сейчас около полумиллиона).

Иные негры пробуют «быть белыми», и остальные негры снимают о них смешные сериалы. Многие принимают за свой национальный миф блатняк своих владимирских централов — и смиряются с жизнью потомственного расходного материала, безработной, бесправной и перманентно сидящей гопоты. Большинство же по-прежнему работает — утомительно, не высыпаясь, на непрестижных и тяжёлых работах. Они получают мало, им не хватает денег на образование, а зачастую даже на здоровую еду. Они пойманы сразу в несколько ловушек, и при бегстве из одной попадают в другую.

И главная ловушка — в том, что стать настоящей нацией внутри США им в обозримой перспективе не светит, а бежать им некуда и незачем.

И поэтому вся их культура — это, строго говоря, один гигантский ресентимент.

То же самое происходит и с русскими, а если шире большей частью постсоветских народов. Огромная Северная Америка была колонизирована двумя видами поселенцев: свободными колонистами северянами и рабовладельцами южанами. Когда в середине XIX века между этими двумя мирами вспыхнула война, в ней рабовладельцы потерпели поражение, хоть неграм от этого легче не стало. Северная Евразия была колонизирована несколько по иной схеме. Первой волной шли свободные колонисты — казаки и свободные крестьяне. Но следом за ними шли рабовладельцы, которые при поддержке государства закрепощали свободных поселенцев. Многочисленные восстания казаков потерпели поражения, сами казаки в конечном счете в обмен на автономию на Дону и Урале, оказались интегрированы в государство, превратились из повстанцев в одну из главных основ режима. От рабства у нас тоже избавились, и даже на пару лет раньше, чем в США. Но таким позорным и кабальным способом, что лишь революция в начале XX века смогла окончательно скинуть эти оковы. Но лишь затем, чтобы в 30-е годы товарищ Сталин для нужд индустриализации организовал третье издание крепостничества. Так что окончательно от рецидивов рабства мы избавились лишь во времена Хрущева, когда колхозникам наконец-то вернули паспорта и разрешили покидать деревни. Впрочем, и африканцы добились равного статуса примерно в это же время, после знаменитого марша на Вашингтон, зажигательных речей Мартина Лютера Кинга.

Мы пострабское общество со всеми его травмами и рецидивами. С самоутверждением, придуманной задним числом историей, криминальными наклонностями. Изжить это, значит убить раба в себе. Но, к сожалению, одного этого недостаточно. Афроамериканцы окончательно перестанут быть рабами, если общество окончательно и без лицемерия примет их, даст реальный (а не как сейчас номинальный доступ) ко всем своим ресурсам. А не только тем, кто выбился по головам и ныне полагает себя новой элитой, жадно потребляя и выслуживаясь, выдавая себя за все общество в целом.

Так же сможет преобразиться и Россия, если будет безоговорочно принята в Первый мир. Но проблема в том, что само деление на Первый, второй, третий миры, или, языком мир-системщиков, центр, полупериферию и периферию подразумевает, что подъем одного общества всегда происходит за счет другого. Интеграция негров в США влечет за собой усиление эксплуатации их братьев в Африке. Прием России в Первый мир возможен лишь за счет того, что многие страны Африки и Азии так и останутся несостоявшимися нациями и государствами. Впрочем, такая же участь возможно ждёт и нас самих. Скорее всего в Первый мир будет принята лишь российская элита, да обслуживающий её персонал в городах-милионниках. Остальная Россия так и останется на периферии. В принципе, вся наша постсоветская история подтверждение этому.

В сериале «Империя» кроме семьи Лайонов есть ещё одна семья негров-богачей Дюбуа. Они вполне респектабельны, интегрированы в высшее общество, участвуют в политике, тесно связаны с правящими кланами. Они своего рода будущее семьи Лайонов, такой она станет через одно-два поколения. Лучше ли они? Отнюдь. Они ещё большие мудаки. Но они предсказуемы. От Люциуса и его семейки можно ждать чего угодно. Потому, таких от таких беспредельщиков стараются избавляться. Империя, как сериальная, так и наша обречены из-за своей внутренней непредсказуемости и нестабильности. Сценаристы пока что жалеют главных героев, опасаясь потерять зрителей шоу, несмотря на все свои недостатки, они не расплачиваются за содеянное. В реальном мире пока что похожая ситуация, западным элитам боязно всерьез трогать сложившуюся путинскую систему, поскольку неизвестно кто может прийти вместо них. Потому и санкции выглядят относительно беззубо. Но, если завтра режим начнет рушиться под грузом собственных ошибок, то они будут рады помочь ему в окончательном падении.

Все рано или поздно заканчивается. Fox однажды перестанет финансировать очередной сезон и создателям придется закончить сюжет трагическим для Лайонов финалом. В нашей империи терпение уже заканчивается как внутри, так и снаружи. С нашими сенаторами, вроде Керимова, уже не нянчатся, всем надоел этот вечный беспредел. Рейган в свое время объявил Крестовый поход против СССР после того, как наши сбили Боинг. Нынешняя Рутения уже успела сбить Боинг, аннексировать Крым, оскандалиться с допингом и кокаином. Терпение на исходе, зрители в предвкушении. Новый сезон сериала про Империю Владимира, который стартует в марте этого года, — последний. В любом случае, сюжет исчерпан, здесь уже больше не на что смотреть.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец

Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.