Постпутин

Ну, вот и все. Еще на шесть лет, да? Даже полегчало, как-то отпустило. Если и были какие-то зыбкие надежды, наивные иллюзии, то этой ночью они умерли, не приходя в сознание. Наконец-то можно перестать ждать.

Мне нравится одна теория. Она о том, что власть в обществе меняется лишь в том случае, если средний человек, обычный гражданин ее перерастает. Когда рядовой обыватель культурнее, образованнее, умнее и совестливее, чем правитель и вся Система в целом. Как думаете, среднестатистический россиянин лучше Путина? Ведь действительно у нас царит культ «силы, наглости и хамства». Спроси любого, что он станет делать, оказавшись в депутатском кресле. В ответ или невразумительное мычание, или глаза зажигаются от внезапно чиркнувшей спички: «Наворую». Дай ему волю, он не придумает ничего лучше, чем пилить бюджеты, скандалить, беспредельничать, халтурить и домогаться. Пока Россия не перерастет Путина, ничего не изменится.

Как скоро это произойдет? Точно знаю, что сейчас мы намного дальше от этой черты, чем в 2012 году. Даже мнимое медведевское президентство дало нам несколько лет, чтобы отдышаться и подумать. Этого хватило, чтобы едва проклюнувшийся офисный средний класс (противовес путинскому среднему классу квалифицированных и обеспеченных, однако зашоренных рабочих и силовиков) посмел заявить о себе. Момент упущен. А потом Крым выявил, кто чего стоит. Забурлили самые низменные чувства.

К триаде Серебрякова можно добавить следующие пункты: ксенофобию, патернализм, безответственность, равнодушие, жестокость и обрядоверие. Каких таких перемен требуют наши сердца? Россияне перемен боятся, как огня: в жопе-то мы кое-как обустроились.

А ведь сколько шансов было все изменить? Сами впрыгивали в руки, как лосось на нересте. Русские националисты и недобитые нацболы так и не поняли, что нужно нечто большее, чем вытаскивать за волосы проституток из борделей в социальной сфере, и перелистывать истрепавшийся томик Юнгера — в культурной. Леваки упустили столетие революции и социалку. Либерасты так и не разыграли молодежную и антикоррупционную карты. Сколько было предвыборных провалов, от Сирии до кокаинового дела, — ничем не воспользовались, только мемасиков настрогали. И везде вождизм. То Мальцев-Пальцев охмурит юных революционеров, то все замыкается на Навальном.

Если власть окончательно оскотинится, если власть пустится в дичайшие социально-экономические эксперименты, то что сделают россияне? Правильно, вновь призовут на княжение «такого, как Путин». Выбрав в его лице стабильность, кумовство и нетребовательную стагнацию. Даже какие-то аналоги Frankfurter Zeitung у нас имеются, а оппики, покрякивая резиновыми утками, могут гордиться несгибаемостью в своем углу. Да, кто-то уже перерос Путина. Но это отдельные выскочки, которым проще подобрать себе страну, соответствующую своему развитию, чем остаться. В целом же, Россия, представленная как жителями глубинки, заводскими работягами, так и консервативными читателями «Коммерса», на данном историческом отрезке получает ровно то, что заслуживает, и к чему сама не то что бы особо тайно тяготеет. Давайте станем для всего мира примером того, как далеко может завести подобная политика. Это наша историческая миссия, я считаю.

Я, конечно, рада, что «против всех» стал четвертым по популярности кандидатом, обогнав Собчак и Явлинского. Что каждый сотый из тех, кто пошел на выборы, мой потенциальный единомышленник. Но что это меняет? Речь не о том, что Путин вновь победил. А о том, что он побеждает каждый год, каждый день, не встречая никакого сопротивления среды.

Раньше мы боялись зацепить неких праведников своего времени.

А теперь можно жечь.

 

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

One Reply to “Постпутин”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.