Дар

Она говорила, толпа недовольно рычала в ответ, будто неукрощенный тигр. Она возвышалась худощавая и хрупкая над человеческой стихией. Я не мог пройти мимо. Эта тонкая фигура тянула меня к себе, как стрелку компаса тянет магнитный полюс. Я врезался в теплую густоту человеческих тел. И они на удивление подались, расступились перед мои желанием быть ближе к ней.

Её голос растекался над площадью. Вскоре я стал различать отдельные слова.

… Я принесла вам дар…

— Хватит темнить! Что там у тебя? — крикнул кто-то рядом со мной.

— Что за подарки? — взвизгнул женский фальцет.

Она обвела собравшихся пристальным взглядом.

— Не подарок, а дар. И это мир. Общий для всех, но для каждого свой…

Толпа опять недовольно заурчала. … Бред… Сумасшедшая… Секта…

— И зачем нам этот твой мир? — спросил мой сосед по толпе.

Она сделала неуловимый жест и толпа затихла.

— Вы сами должны ответить на этот вопрос. Если вы здесь, значит вам не хватает своего мира. И я пришла дать его вам.

Снова гомон, снова обвинения.

— И что нам с ним делать? — не унимался сосед.

— Вы вольны поступать с ним как угодно.

— И что взамен?

— Это дар. Я отдаю, вы принимаете. Или нет.

— Так что же тянуть? Давайте уже — предложил уже знакомый фальцет.

— Не все сразу. Подходите сюда… — она указала на край сцены, где безмолвно сгорбившись сидел человек в балахоне. — … и берите. Каждому по одному.

Толпа на удивление дисциплинированно превратилась в очередь. Я оказался в середине. Очередной подходил к человеку, на которого она указала, тот вкладывал что-то в руку. Люди немедленно разжимали, на лицах отражались самые разные чувства: и недоумение, и восторг, и разочарование. Кто-то сжимал свой дар в кулаке ещё крепче, кто-то бросал нечто на землю. Вот и моя очередь. Человек в балахоне поднял на меня глаза. Они были небесно-голубые и абсолютно безмятежные. Такие глаза бывают только у тех, кто познал истину, обрел смысл жизни. Он взял мою руку и что-то вложил. Я отошел и разжал ладонь. Мой мир был маленьким, круглым и блестящим. Он был желтого цвета, похожий на обычную аскорбинку. Я положил его в рот. Мой мир на вкус был пронзительным и бодрящим.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.