Татуировки

Я негативно отношусь к татуировкам. Я не признаю, что в них есть эстетическая привлекательность. Могу принять татуировки, мотивированные влиянием среды (тюремная, архаичная), но отказываюсь принимать как украшение праздношатающихся тел.
Допустим, что вкусы у всех разные. Кому-то нравится, кому-то нет. Если бы дело ограничивалось модой и чувством прекрасного, то об этом не следовало бы даже говорить, как не говорим мы о розовых вьетнамках на черные колготки. Но ведь проблема татуировки в том, что это не платье, не обувь, — это навсегда. Мне не нравится именно такая неотвратимость, какая-то судьбоносность подобного решения.
Если я доживу до старости, то, покуда не выживу из ума окончательно, буду хохотать над дряблыми и выцветшими телами татуированных стариков и старушек. Да, татуировку можно свести лазером, но как-то слишком много усилий и денег уходит на операцию.
Нельзя наносить на себя несмываемые знаки. Одна моя знакомая набила на спине феникса:
— Я хочу все время возрождаться из пепла.
— Как скажешь, — отвечала я, — Только перед этим ты будешь каждый раз заново сгорать дотла.
Так и вышло.
Для меня набить рукав — это то же самое, что отрезать руку вовсе. Происходит какое-то отчуждение. А в самом легком случае — прибавление чего-то инородного. Плюс я не хочу обладать дополнительными особыми приметами для ориентировки. Если я все-таки решу стать мошенницей, то лучше иметь девственно чистое тело, готовое на любые метаморфозы, чем меченое.
Я исхожу из собственной непредсказуемости. Сегодня я хочу татуировку, так что же, я и через десять лет буду на нее с любовью глядеть? Это инфантильный и импульсивный поступок. Реализовать свое «Я ХОЧУ», свято веря, что никогда не расхочешь. Как было сказано: «Байкер, выколовший на груди Harley Davidson, вряд ли уже пересядет на другой мотоцикл».
Для большинства татуировка — это жест в сторону сиюминутой моды из фитнесс-клубов, верности человеку, который завтра предаст, или каким-то образам и идеям, которые в принципе больше года в голове не держатся.
Тело, разум и душа — неприкосновенны. Ничего другого, по сути, у нас тут и нет.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.