Глиобластома

Я знала, что так и будет, еще прошлой ночью, когда только увидела новость о том, что глиобластома добила Фриске. Знала, что по соцсетям пойдет шквал цитат и траурных картиночек, знала, что только ленивый не выразит соболезнований. Это было ожидаемо, как восход и закат. Ни в коем случае не обвиняю никого в лицемерии, напротив, пользователи были искренни впервые за долгое время. Но мало кто понимает, что связано это не с личностью Фриске, а с тем, от чего она умерла.
Да, господа, я говорю о раке. И меня даже немного смущает, что для того, чтобы вы обратили внимание на тему, которую я методично прорабатываю с десяток лет, нужно, чтобы какая-нибудь медиаперсона загнулась от онкологии. Можно было набросать эту заметку вчера, но я решила немного подождать: пусть эфир заполнится канцерогенными новостями, пусть тема… слегка заразит вас. Теперь, быть может, вы меня услышите.
Вы боитесь. Люто и суеверно. Вчера люди набросились на паблик MDK, который посмел посягнуть на сакральную смерть ракового больного. Вы в последнее время стали очень легко на все обижаться. Pussy Riot и «Тангейзер» оскорбили религиозные чувства верующих. Тверкинг оскорбил нравственные чувства синих чулков. А цитата MDK оскорбила всех, потому что вы все трепещете, у вас всех — канцерофобия.
И я скажу, почему так происходит. Почему рак дает такую потрясающую стигматизацию — суицидники и шизофреники курят в сторонке. Дело в том, что вы пытаетесь лечить его по науке, но причины возникновения объясняете магически. Если бы вы полностью следовали по рациональному пути, как я, вы бы знали, что рак никого не наказывает. Он возникает под влиянием канцерогенной среды, либо из-за стресса и психосоматики, настроенной на самоуничтожение. С другой стороны, если бы вы от начала до конца рассуждали о раке в архаичных мифологических категориях, как это делаю я, то понимали бы, что простая вера может исцелять. Вы бы знали о том случае, когда от безделья врачи начали колоть мужику в терминальной стадии воду из-под крана, утверждая, что это новейшее лекарство. И тот выкарабкался и прожил еще несколько лет, до тех пор, пока не прочел в научном журнале о собственном же случае, о том, что лекарство было плацебо, — у него тут же случился рецидив, и он умер буквально за месяц.
Вы так вскинулись, потому что надеялись на чудо, но не хотели знать правды. Все СМИ раструбили полгода назад, что у Фриске ремиссия. Сообщение подавалось так, что у аудитории оставалось четкое ощущение, что теперь можно с облегчением выдохнуть и радоваться. А вот про то, что ремиссия быстро закончилась, что пять месяцев назад у Фриске начались коматозные отключки, не сказала ни одна журналистская мразь. Это не пошло в эфир, потому что люди психологически не готовы отпускать надежду на красивую историю Сопротивления и Исцеления.
Почему у каждого из вас канцерофобия? Потому что вы ничего, по факту, не знаете об этой болезни. И знать не хотите, поскольку боитесь, что поиск информации по этой теме притянет к вам заразу. Вы полагаете, что это приговор, долгая и крайне мучительная смерть в агонии. От СПИДа можно отмахнуться презервативом, от кардио-болезней можно отмахнуться пластмассовым сердцем. Но нет ни одного надежного ментального оберега против рака.
Пугает то, что вы не имеете контроля над раком. Наоборот, рак начинает целиком контролировать вашу жизнь, уклад и ход мыслей. Многие верят, что рак — это воздаяние, это божественная или дьявольская метка за грехи и неправедный образ жизни. В то же время рак незримо присутствует в медиапространстве. Он есть, но выступает в роли болезни-которую-нельзя-называть. Все знают, что да, есть такая штуковина, но отводят глаза.
Да вы рака боитесь больше, чем Господа Бога.
Почему столько восторга? Потому что вы, пусть одним глазком, пусть на секундочку, заглянули в мой порченый фиолетовый мир деформированных форм, в центре которого стою я, обвитая божествами извращенного плодородия. И я рада, что никому, кроме меня, нет в нем места.
Кто из вас готов освободиться от магического мышления и бросить раку вызов? Кто не боится спровоцировать свои драгоценные клетки неосторожным словом? Кто готов искусить судьбу?
Кто смелый?
А я могу. И я с легкостью переиграю рак на собственном поле.
А теперь, пошли прочь. У меня еще много дел.

Риалина
Риалина Магратова
Раздели боль:

Добавить комментарий