Сан Саныч

В одном городе, на одном заводе работал вахтером мужичок, у которого фамилию не знала даже табельщица. А звали его Сан Саныч. Он не пример обычному российскому мужику был непьющий и очень деловитый. Он всю жизнь проработал на своей вахте, ни разу не опоздав, ни разу не нарушив рабочего регламента. Рабочие помоложе, да и его сменщики часто над ним подтрунивали, за спиной же вовсе смеялись.

— Ты, Саныч, незаменимый человек! Вот, случится что с тобой, весь завод сразу остановится.

— Да, что там завод! – соглашался Сан Саныч, — я ведь не только завод берегу от хищения и всяких беспорядков, я страну нашу берегу!

— Что-то плохо у тебя выходит. Вон бардак какой.

Саныч на это лишь печально гладил свои седые усы, а коллеги, когда он сгорбленный уходил на свой пост, крутили у виска.

Саныч же шел домой в грустных мыслях, а ему навстречу девочка. Говорит:

— Что ж ты такой грустный дедушка? Вот тебе мороженое.

Сан Саныч удивился и мороженое взял. Вообще он не ел его наверно лет 40, но почему бы не вспомнить, какое оно на вкус? Вкусное оказалось, даже лучше, чем тогда было. Саныч немного пожадничал, и почти целиком его разом проглотил.

А на следующий день заболело у него горло, поднялась температура и слег он в кровати. Даже сил не было на работу позвонить, доложить, что его не будет. Хорошо, хоть соседка Клавдия врача вызвала на дом. Тот постельный режим прописал, таблетки и горячий чай.

Неделю валялся в кровати Саныч. Бывало, вскочит, чтоб на работу идти, а Клавдия, что к нему переселилась, обратно его в кровать.

— Куда тебе, старый! Обойдутся как-нибудь без тебя.

— Клава, ты не понимаешь, я ведь за страну болею!

Но Саныч был слишком слаб, чтобы сопротивляться. Но через несколько дней дело пошло на поправку. Сан Саныч, воспользовавшись тем, что Клавдия к себе пошла бульон ему сварить, быстро оделся и бегом на улицу.

Вышел, а на улице тишина. Стоят пустые полуразрушенные дома, ветер гоняет мусор, все вокруг в полной разрухе и запустении. Побежал он в волнении на свой завод, а завода то и нет. Станки вывезли, где рабочие и начальство непонятно, от цехов одна торчащая арматура. Саныч с трудом нашел в куче мусора старый радиоприемник, который он слушал во время вахты. Включил его, тот пошипел и сказал:

— России больше нет. Она развалилась.

— Эх, — сказал Саныч – не сберёг… А потом утер седой ус, на который скатилась слеза.

Кирилл Кладенец
Кирилл Кладенец
Раздели боль:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.